АКЦИЯ

Военкор Орхан Джемаль: «Каждая война хороша по-своему»

alt

Известный военкор о том, что на самом деле происходит в Сирии, как чеченцы защищали Цхинвал, а люмпен-патриоты — Донбасс

«Работать там — означает сильно прогнуться, учитывая мою специализацию военного корреспондента», — объясняет известный военкор Орхан Джемаль, отдавший этому делу 20 лет, тот факт, что сейчас он не работает ни в одном отечественном издании. В интервью «БИЗНЕС Online» сын знаменитого философа Гейдара Джемаля рассказал о том, что манит журналиста на передовую, каковы прелести «свеженькой войны» без бюрократических препонов и кто они, те, для которых военные конфликты — подарок судьбы.

alt

Орхан Джемаль: Военная журналистика — это род деятельности, который сливается с образом жизни. То есть ты не работаешь, ты живешь, и тебе еще за это немножко платят»

«ВОЕННАЯ ЖУРНАЛИСТИКА — ЭТО РОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, КОТОРЫЙ СЛИВАЕТСЯ С ОБРАЗОМ ЖИЗНИ»

— Орхан, что за призвание такое — военный корреспондент? Это тот, кто занимается исследованием мира? Человек, у которого есть экзистенциальная потребность быть на переднем крае, в сгустке конфликтных энергий? Или именно на фронтах куется история, поэтому есть желание все это увидеть и передать?

— Все вместе. Военная журналистика — это свободная профессия. Это род деятельности, который сливается с образом жизни. То есть ты не работаешь, ты живешь, и тебе еще за это немножко платят. Тебе чуть-чуть приплачивают, поскольку ты производишь некий продукт, производить который тебе не особо сложно, ты производить его умеешь, под производство этого продукта затачиваешь свой образ жизни — одно другому не противоречит. Просто живешь. Журналистика — это род занятий, обеспечивающий ту манеру жизни, которая тебе близка. Способ оставаться свободным.

С другой стороны, я же такой не молодой человек, я очень хорошо помню Советский Союз, по самое «не могу». Когда Советский Союз исчезал, мне было уже 25 лет, и я помню эту мысль, которая рефреном проходила через всю мою юность, через все мое отрочество, — о том, что история кончилась. Если Фукуяма говорил, что история закончилась в связи с падением Советского Союза, то для меня история кончилась в связи с наличием Советского Союза, потому что уже нет ни войны, ни борьбы, романтики первооткрытия Севера.

Хотя миф о первооткрытии диких территорий Америки и русский миф об открытии Сибири — это разные мифы. Наш фронтир — это ГУЛАГ и геологи, имеющие военные звания, служащие в главке. У них, конечно, посвободнее было. Тем не менее романтика открытия неведомых земель тоже закончилась, потому что на смену этому пришло совершенно фальшивое освоение БАМа, очень унылое, очень неправдоподобное, где опущенные люмпены выдавались за пламенных комсомольцев. С бесконечным звучанием, когда по радио слышишь, — время гудит БАМ. Есть некое ощущение победившего обывателя, который как бы все получает, все получил, лишь бы не было войны. Войны и нет. Колбасы мало, но все-таки не настолько мало.

— Проханов в это время искал войну в Афганистане...

— Война в Афганистане была абсолютно оккупационной, фальшивой и подлой. Было совершенно ясно, что мы напали на этих людей. И в этом плане «Совок» был очень душным пространством. И вдруг я оказался в мире, который кипел страстями, кипел реальной историей в 1990-е, и ты это ощущал. И вообще я считаю, что то, что называется лихими 90-ми, — это лучшее десятилетие в истории страны, лучшего не было. Время такой романтики...

— Может, потому что Орхан Джемаль был молодой?

— Нет, в 1980-е я был еще моложе. Но 1990-е — это время поэтов, время авантюристов, время людей, которые могли за две недели стать миллиардерами, а в следующий месяц разориться. Это были очень обаятельные люди, это было очень вкусное в экзистенциальном плане пространство. И Дума была местом для дискуссий, более того, там персонажи такие ходили. Я помню, как по Думе расхаживал, чеканя сапогами в пол в шароварах с лампасами, казачий генерал по фамилии Филин, время от времени так интимно запускал руку в галифешный карман, доставал из бездонного кармана пригоршню камней и спрашивал: «Изумруды не нужны?» Бандиты, которые назначали «стрелки» в думском кафе: серьезный пацан найдет,  как попасть в Думу, а вот уличная гопота... Такой вот фильтр. Это было совершенно удивительное пространство.

— Можно было же заняться политической журналистикой, не обязательно военной?

— Культурой можно было заниматься! Была совершенно новая культура! Вы вспомните, какие постсоветские кинематографические шедевры выходили: Дыховичный — «Прорва», все эти михалковские «Утомленные солнцем» — последний его приличный фильм. То есть в абсолютно нищей стране выходили лучшие фильмы про уродов и людей. Совершенно нищая страна рождала абсолютно прорывные произведения. Взрыв Пелевина, взрыв Сорокина, то есть это было не время обывателя. Да, обывателю было, наверное, не очень сладко, но последнее, о чем я думаю, — это о благе обывателя.

Так что, конечно, 1990-е — это восхитительные годы, когда вдруг оказывается, что ты живешь в абсолютно реальном, яростном мире, что ты живешь на страницах учебника истории. Через 50 лет дети будут читать параграфы про людей, которых я знал лично, я знал, чем они пахли. Я знал эту историю. На ощупь она не такая лакированная, она шершавая — больно бывает подержаться иногда. Но тем не менее это такое совершенно упоительное понимание, что ты живешь на этих страницах учебника. А что такое история? История в первую очередь это история войн, а уж потом история всего остального. Поэтому вот такой вкус к истории привел меня в военную журналистику.

— Сколько лет вы в этой профессии?

— Лет 20. Много где работал, но сейчас сильно поменялась политическая ситуация. Так вышло, что в 2011 году я на несколько лет немного выбыл из игры, а потом, когда пришел в рабочее состояние в 2014 году, это уже была совершенно другая страна с другой политической атмосферой.

— Уже нет тех медиа, где можно работать?

— Есть, но работать там — означает сильно прогнуться, учитывая мою специализацию военного корреспондента...

alt

«Трамп сформулировал общий принцип: «Мы против Асада, но мы не будем предпринимать усилий по его свержению»Фото: whitehouse.gov

— Но сейчас же в Сирии война идет, наверняка военные корреспонденты востребованы?

— Востребованы, да. Но кем? Ребята, с которыми я когда-то работал — пул военных корреспондентов, — по пять месяцев не вылезают из Сирии. Пять месяцев в Сирии, на две недели быстренько приехал в Москву, опять назад. Это Первый канал, Russia Today — пропагандистские структуры. Остальные могут послать в случае лояльности кого-то на какое-то короткое время, не более того. Или ехать частным образом, съездить, опубликовать под псевдонимом.

— Где например?

— Да где хочешь. Просто «где хочешь» уже не профинансирует это дело. И потом там тоже ввели визы для журналистов. Раньше не было, а сейчас ввели. Но формальное решение при этом, дать визу или не дать, принимает наше министерство обороны. Наши сами решают — кого пустить, а кого не пустить. Не сирийцы решают и не посольство. Посольство говорит: «Мы отправляем в МИД». Я спрашиваю: «А если я там в Дамаске найду?» Отвечают: «В Дамаске тоже можешь никого не искать, все равно все вернется сюда, и в министерстве обороны будут решать». То есть они как бы отгородились, оставили пространство для ультрапатриотов.

А что касается противоположной стороны, туда в 2012 - 2013 годах можно было спокойно съездить... Да и позже можно было съездить, но позже ситуация при переходе границ была такая, что, если в 2013 году ты попадался пограничникам и с тебя там просто стряхивали пыль, то в 2015 году в тебя просто стреляли, и все, без разговоров. И дело даже не в этом, дело в том, что де-факто существует запрет на работу с той стороны. Потому что, когда ты вернешься, ты должен доказать, что ты не боевик, что твоя журналистика — это не легенда прикрытия. В России это все еще достаточно мягко, а в Штатах есть прямой запрет на работу журналистов на той стороне.

— США в этой ситуации на какой стороне?

— Штаты запрещают работать с «Джебхат ан-Нусрой» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.)  и ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ» — прим. ред.). Если здесь: «Давай-ка докажи, что ты не ДАИШ, что ты действительно журналист забредший», то в Штатах не надо ничего доказывать, ты по закону — террорист. Доказывай не доказывай, журналист, работающий на той стороне, по закону приравнен к террористам. И то, что Америка финансирует все эти глобалистские структуры, это миф.

— То, что Обама их поддерживал, это тоже миф?

— Нет, Обама их никогда не поддерживал. Более того, если бы в Америке узнали, что Обама их поддерживал, это был бы полный разрыв Обамы на мелкие части. Он поддерживал другого рода структуры. Там есть куча структур, которые считаются легальными, повстанческими, типа там Ахрар. Да, их поддерживают, но там бывали всевозможные ситуации, когда группа, несколько групп или небольшой отряд могли, как сейчас говорят, «даишнуться». Уйти со своим оружием, со своими связями, которые, естественно, не сразу обрывались. Поскольку там в 2013 -  2015 годах кипел котел, когда люди переходили со стороны на сторону, меняли позиции — племенные расклады, личные конфликты, материальная заинтересованность — узел такой. И на этой почве с огромным энтузиазмом восклицали: «Американцы! Вот вам доказательство! А откуда у них эта ракета?» А ракета у них вот оттуда, действительно дали американцы.

— Но они же однозначно против Асада, против алавитов, которых наши поддерживают?

— При Обаме или при Трампе? При Трампе уже такой однозначности нет. Он сформулировал общий принцип: «Мы против Асада, но мы не будем предпринимать усилий по его свержению». То есть им как бы побомбить его можно как в наказание по пустому аэродрому... Если раньше они могли дать подвижки для свержения Асада, подкинуть каких-нибудь «няшек» для этого дела, то сейчас они просто фигу в кармане держат, а если бомбят, то за два часа предупредив: будем бомбить. И раз, все исчезают.

alt

«Сирия — это искусственное образование, возникшее из французского мандата. Да, она прошла достаточно сложную, достаточно болезненную историю. Эта история закончилась вот так» Фото: мультимедиа.минобороны.рф

«ЦЕЛОСТНОЙ СИРИИ, КОТОРУЮ МЫ ВИДЕЛИ КАК ЕДИНОЕ ГОСУДАРСТВО, БОЛЬШЕ НЕТ»

— А в Сирии вы сколько раз бывали?

— Я много раз бывал в Сирии.

— Почему наши так держатся за режим алавитов, в чем загадка? Только из-за базы?

— Я думаю, нельзя сказать «из-за того» или «из-за сего». Изначальный отправной пункт в путинском проасадитском ключе связан с Каддафи, потому что на борьбу с Каддафи Медведев кивнул, и с Каддафи порвали, а буквально сразу после этого здесь начались «болотные». Я думаю, что где-то как-то эти ребята уже почувствовали, как нож вонзается им в задницу. И это была некая отправная точка, потом туда стало добавляться и накручиваться.

— А потом уже эффект домино — Сирия, Иран, Россия?

— Нет, я думаю, что не в этом дело. Я думаю, что сначала было некое кольцевое — сдадим этого, дойдет дело и до нас. Это был у них первый посыл. А второй кирпичик так лег: будем шантажировать — будет нарастать. До 2014 года Сирией фактически пользовались так — сбрасывали туда всех. Кто хочет в Сирию — вперед! В основном с Кавказа, но и из Татарстана есть.

Например, стамбульский взрыв. Там нарисовалась совершенно удивительная ситуация. В его организации принимало участие много людей, в том числе три брата-дагестанца. Один из них в результате подрыва погиб в аэропорту. И дальше начинает выясняться история, что загранпаспорта для выезда в Турцию они получили за полгода до взрыва, но на момент получения загранпаспортов они уже три года находились в федеральном розыске за совершение преступлений. Ладно бы просто убийства, там сплошная 205-я статья УК. Там были убийства действующих сотрудников правоохранительных органов. То есть это чистые террористы, чистые партизаны, три года находящиеся в розыске. Тем не менее им выдают паспорта, они все оказываются на месте. Такая типовая ситуация. Этим очень широко пользовались — выбрасывали этих людей.

Потом, я думаю, такого вмешательства, как сейчас — с авиацией, с ЧВК Вагнера, — всего этого могло бы не быть, кабы не Украина. Когда на фоне Украины казалось, что отношения испорчены совсем и лицо номер один испытывает персональные унижения, когда на австралийском саммите к нему никто не подходит, и он, как зашкваренный, стоит в углу. В этот момент у него родилась достаточно талантливая идея: а если я залезу туда, по-любому договариваться со мной придется! И он это сделал. И договариваться пришлось. В этом плане он выиграл. Вернулся в игру субъектом переговоров.

Это напоминает такую ситуацию: есть плохой школьник, плохой мальчик в коллективе, его немножко подвергают остракизму, в том числе со стороны учителей и вожатых. А он тогда еще и еще. И вот уже инструктор РОНО уважительно с ним разговаривает: «Ну что ж ты так, Коля/Володя? Ну зачем же ты так?» Если ты немного палку перегнешь, может, получишь то, чего хочешь. Вот у него в этом плане сработало, то есть он залез в тему по самое не могу, сколотил бригаду из плохишей, и пришлось с ним договариваться — а что делать?

А что касается базы, геополитики, то была очень показательная история в 2012 году, когда к покойному Чуркину подходил представитель Катара (в Нью-Йорке дело было), который одновременно был катарским премьером. Он сделал достаточно заманчивое предложение, суть которого заключалась в следующем: в тот момент в ООН рассматривалась арабская резолюция по мандату: дайте арабам мандат, чтобы они разобрались с Асадом, от имени ООН мы разберемся и так далее. Соответственно, нужно было получить одобрение от России, чтобы русские не ветировали эту тему. Китайцы нейтралитет поддерживают, русские могут не заветировать, но тогда арабы зайдут и решат там вопрос коллективно.

В этот момент к Чуркину подошел катарец и предложил: мы гарантируем сохранение ваших интересов: трубопровод, о котором вы договорились, когда реструктуризировали долги в 2005 году, тогда еще Примаков к ним ездил, базы ваши — пусть у вас все останется, зона интересов в Средиземном море — все мы гарантируем. Только, говорит, не ветируйте, дайте дожать этого гада. На что Чуркин вызлился на него в ответ и дальше был большой международный скандал, где широко обсуждалось, что Чуркин этого катарца чуть ли не мордой бил тут же на месте.

В общем, это было все, конечно, крайне утрировано, и фразы, которые приписывались Чуркину, были достаточно заметно искажены. Но если посмотреть, что он в действительности ему сказал, а все это сохранилось в записи, то тоже мало не покажется. Он прямым текстом сказал: «Мы ни о чем с вами договариваться не будем. Россия — великая держава, которая договаривается только с великими, а вас, извините, еще не существовало, когда российские корабли бороздили Красные моря — ваши моря». То есть это был достаточно унизительный ответ.

— Неужели так?

— Да! Там вообще арабский канал «Аль-Джазира» говорил, что Чуркин чуть ли не сказал: «Кадык сейчас вырву, гад». А катарец спрятался под лавку. Даже такое было. На самом деле нет, конечно, никаких прямых персональных угроз не было, но это был очень унизительный ответ, они очень оскорбились. В принципе, если бы не предшествующая история с Каддафи, то все — няшки», которые можно получить в ходе Сирийской войны, в 2012 году можно было получить на халяву. Все у нас останется, только мы не возражаем тому, что арабы поменяли там человека, и дальше все будет хорошо.

alt

«Исторически Сирия — это пространство, где суннитское население — это такое горделивое, городское, торговое население, которое относится к армейской службе и вообще ко всему силовому с неким надменным презрением» Фото: мультимедиа.минобороны.рф

«НЕ ФАКТ, ЧТО ЧЕРЕЗ 5 - 10 ЛЕТ МЫ НЕ БУДЕМ ГОВОРИТЬ, ЧТО «СИРИЯ — ЭТО ТА САМАЯ СОЛОМИНКА, СЛОМАВШАЯ ХРЕБЕТ ВЕРБЛЮДА», ИМЕЯ В ВИДУ СОБСТВЕННУЮ ВЛАСТЬ»

— Что случилось с Сирией, ваша интерпретация? Есть версия, что Асад с европейскими идеями дал демократию?

— Дал. Ну как, демократия там умеренная, но тоже как бы не совсем.

— Умеренная демократия, и пошло-поехало: проснулись спящие силы?

— Почему проснулись? Эти таящиеся силы в 1982 году задавливали с помощью химических бомб. Папа Башара Хафез Асад бомбил химическим оружием именно эти самые силы. Эти самые силы давно сопротивлялись, более того, в марте 2011 года он объявил амнистию, когда выпустил эти самые силы на свободу. Конечно же, эти определенные силы там были и имели место быть, но их всегда давили. В самой Сирии была очень внятная, очень понятная и очень осязаемая диспропорция, связанная с алавитами во власти. Это не конфликт между суннитами и шиитами — это более сложный вопрос.

Нужно понимать, что исторически Сирия — это пространство, где суннитское население — это такое горделивое, городское, торговое население, которое относится к армейской службе и вообще ко всему силовому с неким надменным презрением. Примерно так же, как в позднем «Совке» относились к точно таким же вещам: ну наш-то мальчик умненький, он в профессора пойдет, не надо ему в армии служить. А такая служба была уделом нацменьшинства, они-то не в этой торговой повязке городской. Им-то куда? Для них лифт — это полиция, армия и т. д.

И эта система сложилась аж с 1920 - 30-х годов. На рубеже 1960 - 1970-х, когда Хафез взял власть, это была разборка внутри нацменьшинств, это не сунниты, это разборка с друзами, в частности, внутри БААС. И эта отдельная алавитская группа, которая взяла власть, не была чисто алавитской, нельзя сказать, что каждый из них был алавитом, естественно, кто-то примыкал оттуда, кто-то отсюда. Но это был клан, который контролировал все, когда надо было, контролировал очень жестко. Это многих достало, против этого много раз возбухали, это все подавляли.

Известно, что было спусковым крючком в этой истории: когда мальчиков, играющих в «арабскую весну» прессанули, то есть помучили, начались возмущения, конфликт разрастался, разрастался, разрастался, и в какой-то момент Асад не применил силу в полной мере, что ему ставили в претензию, обвиняли его. Дальше к этому процессу стали подключаться внешние силы, и пошло то, что пошло. Сам Асад с этим справиться самостоятельно не мог, вот Каддафи мог, Каддафи побеждал. Несмотря на то, что за повстанцев никто не летал, за повстанцев никто не бомбил, Башар сам с этой ситуаций справиться не мог.

Эта ситуация набирала и набирала обороты, и к концу 2013 года, невзирая на то, что он отчаянно сопротивлялся, он показал, что он пацан, что не сбежит, что ему наплевать на кровь, что он не Бен Али из Туниса, который сказал: «Ладно, крови не надо, я уйду, живите без меня, раз вы так хотите». Асад на это не пошел, он пошел на «всех задавлю», несмотря на весь свой британский либеральный бэкграунд.

Тем не менее, я думаю, что в 2013 году с ним и с этой гражданской войной бы уже покончили. Но фактически первым спасителем Башара Асада была ДАИШ, которая ударила с тыла по тем, кто его атаковал, — по «Нусре», по «Ахрару», по всем вот этим структурам. Я думаю, что это дало возможность Асаду продержаться до того, как туда вольются иранцы, русские. Иранцы там раньше были, как »Хезболла», русские вливаются, и уже возникает проасадидская коалиция, которая его спасает. Если бы этого удара не было, возможно, он не смог бы дотянуть до этого периода. Не исключаю. Но история не имеет сослагательного наклонения.

alt

«Основной сценарий — это расчленение Сирии, сейчас объявлено 6 зон, которые будут демилитаризованы и выйдут из-под контроля Асада» Фото: мультимедиа.минобороны.рф

— И чем закончится наш праздник?

— Сейчас уже понятно, что основной сценарий — это расчленение Сирии, сейчас объявлено шесть 6, которые будут демилитаризованы и выйдут из-под контроля Асада. Уже понятно, что в Идлибе будет протурецкая территория, где под гарантией турок в безопасности будут находиться их люди. Понятно, что будет проамериканская территория на северо-востоке, где есть Курдистан. Две зоны на юге — не совсем понятно, не ясно пока, кто будет их крышить. Но, в принципе, мы уже видим, что большие анклавы выдраны из-под даже теоретического контроля асадитов, переданы, кто под что. Кроме того, я считаю, что полностью дожимать ДАИШ не станут, они как точка, вокруг которой возможно сотрудничество, такой очажок, их все равно, скорее всего, оставят.

Целостной Сирии, которую мы видели как единое государство, больше нет. И сторонниками целостности Сирии являются силы, которые ничего не определяют. Американцы — членим, турки — членим, русские — членим, вот иранцы не приветствуют членение, но они не в большинстве. Так что, я думаю, Сирия будет расчленена. Но при этом будем честны: Сирия — это искусственное образование, возникшее из французского мандата. Да, она прошла достаточно сложную, достаточно болезненную историю. Эта история закончилась вот так.

— А мы выйдем благополучно? Или будем контролировать эти свои базы?

— На самом деле не стоило затевать такое ради базы. Эта база была просто заправочным пунктом. Она так жирно называлась «база», на самом деле это была цистерна и взвод, ее охранявший. Теперь там много баз, там теперь у всех много баз. Это все будет дорого, это все будет содержаться, война будет исчезать и возобновляться, мы будем в ней участвовать, она будет становиться все более и более непопулярной, и не факт, что через 5 - 10 лет мы не будем говорить, что  «Сирия — это та самая соломинка, сломавшая хребет верблюда», имея в виду собственную власть.

— Говорят, что армия должна воевать все время, иначе она не армия. Может, пусть там и тренируются?

— Тут никто не спорит, армия хочет воевать все время. Но ведь государства живут не как придаток к армии, это не то, что обеспечивает фронт работ для армии. Как раз наоборот. Афганскую войну еще можно было представить как войну идеологическую, а сирийскую? Про афганскую войну мы говорили «проамериканский Амин», хотя никаких доказательств проамериканских сил так и не было никогда представлено. Но мы противостоим проамериканскому Амину. Сейчас сказать, что ДАИШ проамериканские — совсем вымученно получается. Нам приходится явно подменять понятия. То есть режим Пола Пота был неприятным режимом, но это не было угрозой человечеству, точно так же, как и ДАИШ не является угрозой человечеству. Хотя их опыт, их практика малоприятна и малопривлекательна.

alt

«Война — это хорошее место, где можно остановить вертолет: «Ты куда? Братан, подкинь...» Фото: мультимедиа.минобороны.рф

«ВОЙНА — ЭТО ТЕРРИТОРИЯ СВОБОДЫ»

— Чечня, чеченские командировки были?

— Да, конечно.

— Босния?

— Нет, Боснии не было.

— А почему?

— Не попал. Балканы прошли мимо меня. Может быть, гормональный тип, адреналиновый не такой. Потом война — это, знаете, как покойный Сулим Ямадаев говорил: «Стоит один раз попасть на хорошую войну, и ты будешь всегда хотеть на нее вернуться». Это все-таки затягивает.

— Адреналин это или что? Балансирование между жизнью и смертью?

— Я не знаю, что это. К хорошему привыкаешь быстро.

— По сути, вы такой российский Хемингуэй, только без романов?

— Хемингуэй был великим, он писал великие романы.

— Вы пишете романы?

— Романы — нет. Иногда рассказы в стол. Хемингуэй был трудолюбивый, а я лентяй.

— Он как настоящий американец был предприимчивым человеком.

— Да, хотя на момент написания «По ком звонит колокол» он еще все-таки воспринимался как журналист — самый высокооплачиваемый военкор Америки во время Испанской войны.

— Как не погибнуть военному журналисту на задании?

— Нет такого рецепта! Не ехать туда. Меня в Ливии подстрелили, в ногу попали, и хорошо так попали. Я приехал в Москву с такой полуоторванной ногой, и выходит девочка: «Вы, наверное, без бронежилета были?» Я говорю: «Да, но при чем здесь моя нога?»

Современная война — это такая вещь, это как вероятность — попадет не попадет. Чем ближе ты подошел — тем выше риск, что в тебя попадет. Как Роберт Капа писал: если мне не удалось сделать интересные фотографии, значит, я не подошел достаточно близко. Есть такие особые отморозки даже среди ныне живущих военкоров, как, допустим, Джеймс Нахтвей, который снимает войну портретником, он подходит совсем вплотную. Вот умерший недавно Стэнли Грин — человек, который для меня был живым образцом военного корреспондента.

Белый дом 1993 года — я не был внутри, я был на площади, я тоже все видел все, но внутри я не был. И для меня все, что происходило внутри, это навсегда осталось картинкой великого Стэнли Грина, которая совершенно пронзительная! То есть она сделана абсолютно не по правилам, она сделана с нарушением всего, что можно, — на контровом свете, на фоне окна. Темный силуэт человека, бегущего на фоне окон, видно, что у него в руках калаш и он просто бежит. Фотография сделана снизу. Чем-то это напоминает фотографию Дмитрия Бальтерманца «Атака».

Обычно у него любят «Горе», где люди на пашне, а у него есть завораживающая «Атака» — фотография сделана снизу из окопа, вверху этот окоп перескакивают красноармейцы и уходят в атаку. Я ее люблю намного больше, чем «Горе», она намного более сильная, тем более что «Горе» в «Известиях» отфотошопили, отретушировали, там небо впечатано. У настоящего Бальтерманца небо было в молоке, на пересвете такое серое, туманное небо. А в него впечатали такие грозовые, драматические облака. А вот «Атака» смазанная, там видно всю эту грязь, видно, что ему страшно, что он сейчас обгадится от страха, и он, стиснув зубы, вскинул этот фотоаппарат и нажал.

И у Стэнли вот это вот снизу, сделанное на контровом свете, когда темный силуэт бежит с калашом, и ты понимаешь, что он лежит и ему башку оторвать от пола трудно, потому что огонь плотный. И вот, стиснув зубы, он поднял башку, он нажал на гашетку своего фотоаппарата — и вот он этот кадр! Я, когда смотрю, настолько хорошо понимаю моральное состояние, когда он делает этот кадр, то есть его надо сделать! Ты должен встать и его сделать! Пусть он будет каким угодно, но встань и щелкни! И для меня 1993 год — это то, что сделал Стэнли Грин. Кстати, он был единственным иностранцем внутри Белого дома.

— А как попадают туда? Как военкор попадает, допустим, на ту или в эту сторону? На войне же аккредитации нет.

— Война — это же территория свободы. Война — это хорошее место, где можно остановить вертолет: «Ты куда? Братан, подкинь...»

— Они верят, что это журналисты? Журналистов не расстреливают как шпионов?

— Кто там будет разбираться? Может быть так, а может быть по-другому. Это территория свободы.

— Все решают личные контакты?

— Да, личные контакты. У меня был очень смешной случай на Донбассе, когда видишь — это ополченцы, добровольцы. Ты видишь, что на блокпосту притормозили такие ребята — жилеточка на голое тело, блатные татуировки, по татуировкам смотришь — червонец отсидел. «Парень, ты откуда?» «Оттуда». «А, землячок!» Поговорили, поспорили, где-то зацепились, где-то подружились — все рассосалось.

А когда наталкиваешься на вежливых людей, то есть на присланных, это совершенно другое. Он не знает, что с тобой делать. У него есть установка: встретишь «укропов» — мочи, встретишь своих — помогай. А вот что с тобой делать? И он видит нашу машину, видит, что у меня на торпеде лежит видеокамера. «А в камере что?» Я говорю: «Открывайте, посмотрите». Вижу, как он крутит эту камеру, и понимаю, что он не знает, как она открывается, не знает, куда нажать. И я говорю: «Давайте я вам помогу включить?» И в этот момент молодому амбициозному лейтенанту становится неловко: «Да нет, не надо, езжайте!»

Переходишь границы, наврав, что ты азербайджанец, а не русский. Имеется в виду гражданство, потому что «русских пускать не велено», но этот арабский партизан только по-арабски читает, не может разобрать, с какой стороны читать по твоему паспорту, он тебе на слово верит. Такая ситуация, как придется. Пока война начинается, пока она такая свеженькая, там нет этих препонов, бюрократии.

alt

«Что мы выиграли? Южная Осетия как была под нами, так и осталась. Из таких осязаемых выигрышей — выкинули примерно 20 тысяч грузин, которые вдоль шоссейной дороги, ведущей к Рокскому тоннелю, в селах жили»Фото: ©Сергей Пятаков, РИА «Новости» 

«ГРУЗИНСКУЮ ВОЙНУ ВЫИГРАЛА НЕ АРМИЯ, НЕ ДИВИЗИЯ, ТУ ВОЙНУ ВЫИГРАЛИ БАТАЛЬОНО-ТАКТИЧЕСКИЕ ГРУППЫ»

 Одна из самых ярких войн — это, наверное, Ливия?

— Нет, каждая война хороша по-своему. Очень яркое впечатление оставила Осетия 2008 года благодаря чеченскому спецназу. Я тогда первый раз заценил, что значит чеченец — воин на короткой дистанции.

 На самом деле чеченцы — воины? Не массой берут?

— Да! Без разговоров! Это абсолютно такая львиная ярость и полное презрение к своей судьбе, которая случится с тобой через секунду. Я помню во время знаменитого штурма, когда из Цхинвала в направлении Гори вышла колонна, там был мотострелковый полк, десантный полк и батальон «Восток». Он был не в целом виде: там были три или четыре БТРа и разрисованные люди. Махновщина такая сидит: один с таким оружием, другой с сяким, один в такой одежде, другой в сякой — кто во что горазд. Причем когда я напросился к Ямадаеву, он сказал: «Ну ладно, ты иди, садись вон в штабной баргузин. Только если тебя кто увидит, не говори, что я разрешил». Я говорю: «Ну, Сулим, это как? Вот сейчас генерал сунется: «Ты что здесь делаешь?», а я ему «А я здесь сижу». На что он мне отвечает: «Где ты видел генералов, которые бы в чеченский баргузин сунулись?»

И в конце вся эта шобла приезжает, подтягивается к селу, в селе уже пошла грузинская техника мотопехотного полка, уже постреляли из пулеметов десантников. И говорят: «Давайте, чеченцы, теперь вы». А они: «Ну как же, мы же не штурмовики, мы же диверсанты. Мост взорвать там, языка взять». Вариантов нет — надо. В итоге они прорвали эту оборону, потеряв двух человек ранеными, не потеряв ни одного убитого! И прорвали эту оборону минут за 40! Сделали это под артиллерийским огнем прямой наводкой, то есть по ним просто лупасили со 150-миллиметровых орудий. Они еще там и под свой огонь попали до кучи.

И когда шли по улице, это было такое зрелище: везде все падает, свистят осколки, летят доски, щебень, стекла — вот по такой они улице двигались. По одной улице группу и колонну вел сам Ямадаев, а по другой — подполковник. Когда ухал с горы выстрел, Ямадаев начинал громкий счет и на шестом счете кричал: «Ложись!» Все падали, в этот момент через секунду где-то рядом падал снаряд. Осколки, щебень, стекла... Только отгремел взрыв — и «Вперед!», просто как солдатики механически встали и пошли. Ни секунды задержки! Вообще ничего. На все плевать! Как роботы они продвигались среди села, которое просто на дыбы от артогня вставало. Осколком кому-то ногу пробило, нужно эвакуировать раненого.

Совершенно невозмутимый водитель Ямадаева приехал на штабном баргузине по всему этому обстрелу и спустился в подвал, куда раненого бойца затащили, держа в руках портфель. «Вы что с портфелем?» «Батальонная касса!» Он ее не выложил, он с ней так и заехал, а в машине оставить не положено. Он так с портфелем и пришел. Они, конечно, фантастические вояки, это даже смешно обсуждать.

 А грузины? Умеют воевать?

— Когда ты говоришь о рубке на коротке, я не знаю, кого можно с чеченцами сравнивать. Ну, может, арабы иногда очень круто на коротке дерутся. Но у грузин тоже были свои определенные плюсы. У них очень неплохо отработало их ПВО. Нельзя говорить, что грузины совсем уж такие...

 Говорят, их американцы натаскивали?

— Я слышал, что американцы помогали в целом модернизировать армию. Если мы говорим о тактическом плане, то там принимали участие израильские генералы. Что интересно, генерал, который планировал атаку на Цхинвал, уволился из Цахал в 2006 году после неудачной войны в южном Ливане, где израильтяне проиграли. Он вынужден был уйти, и его подрядили разрабатывать атаку на Южную Осетию. Здесь он совершил ровно те же ошибки, которые привели его к поражению в Ливане. Он полез в город, бросив бронетехнику вперед людей. Идея, что еврей — это что-то такое ценное, что ни в коем случае не должно погибнуть, сыграла против них в данном случае. Когда техника вошла в город, ее просто жгли, некому было ее прикрыть. Именно поэтому, я думаю, Цхинвал продержался до подхода русских. Если бы они бросили спецназ вперед, конечно бы, взяли город.

— Россия на этот раз оказалась эффективнее?

— На тот момент — 2008 год, это была дореформенная армия — она не выглядела так выигрышно, как сейчас, потому что вся дорога стояла в отставшей технике. Техника ломалась. Грузины на два дня притормозили за Джавой, они просунулись километров 10 южнее Джавы, а дальше их остановила артиллерия, и они не смогли пробиться. Ту войну выиграла не армия, не дивизия, ту войну выиграли батальоно-тактические группы. Сама армия не выглядела так выигрышно и так хорошо.

— Говорят, вообще могли дойти до Тбилиси?

— Да, после слома обороны, после пролома грузин в Южной Осетии, после пересечения границ, дальше защиты уже не оставалось — там уже все.

 Может быть, надо было дойти до Тбилиси?

— Цель какая? Какова цель это войны? Мы ее считаем выигрышной. И что мы выиграли? Южная Осетия как была под нами, так и осталась. Из таких практических, осязаемых выигрышей — выкинули примерно 20 тысяч грузин, которые вдоль шоссейной дороги, ведущей к Рокскому тоннелю, в селах жили. Их выгнали. Им Саакашвили, которого мы так любим чморить, моментально построил новые дома. В августе он проиграл войну, в августе этих людей выгнали, а к новому году у него уже стояли коттеджные поселки на 22 тысячи человек, куда он расселил этих беженцев. Ну чуть-чуть расширили там Южную Осетию, ну совсем капельку.

 Это было такое первое геополитическое периферийное сражение американцев, где они проиграли?

— Если наши ставили задачу сменить Саакашвили, то военным путем они его не сместили и не сменили. Его совершенно мирным путем, политтехнологически несколько лет спустя заменил Маргвелашвили. Оказывается, дипломатически лучше получается. Хотя та война не была такой уж кровавой по жертвам — у грузин чуть больше полутора сотен погибших, у русских около сотни и мирных — 300 - 350. Но во многом эта война была джентльменской, с элементами благородства, порядочности и соблюдения воинской чести.

alt

«Я служил на Украине, я жил месяцами на Украине, общался, дружил с хохлами, мне было комфортно среди них. Я и они относились друг к другу по-братски» Фото: «БИЗНЕС Online»

«НА УКРАИНЕ Я ЧУВСТВОВАЛ БОЛЕЕ БРАТСКОЕ ОТНОШЕНИЕ К СЕБЕ, ЧЕМ В МОСКВЕ В ПОСЛЕДНИЕ 15 ЛЕТ»

— Потому что и с той и с другой стороны условно свои?

— А на Украине, что, чужие? Там и оттенка этого нет.

 На Украине видно, что 25 лет накачивали «Правый сектор»?

— А у нас что, не накачивали?

— По отношению к Украине — нет.

— Есть, есть, есть.

— Мне кажется, в России украинцы воспринимались и воспринимаются как братья?

— У них тоже как таковой неприязни к русским нет. К москалям есть, но это как у нас к «укропам», она не нутреная. Там нет ничего такого. Но при этом, смотрите, сколько людей искренне считали, что украинский народ братский. Вот я, например, считал, что украинский народ братский. Я служил на Украине, я жил месяцами на Украине, я общался с хохлами, дружил с хохлами, мне было комфортно среди них.

Я не чувствовал себя среди них чужаком, я и они относились друг к другу по-братски. В ту пору, когда я много времени проводил на Украине, я чувствовал более братское отношение к себе, чем в Москве в последние 15 лет. Я, как и многие люди, считал, что хохлы — это наш братский народ. Но, посмотрите, с какой легкостью от этого братства здесь отказались, сказали, что это «поганые укропы», бандеровцы и нужно ехать и их мочить. Ну как? Даже если ты считаешь, что твой брат не прав...

У нас страна много воевавшая, и у нас есть такой пласт, я называю его милитаризированные люди — люди, которые где-то послужили, поучаствовали в боевых действиях. Я говорил с этими людьми, Чечня им вспоминается как самая светлая и яркая часть жизни, потому что все остальное — это производство кока-колы где-нибудь в Волгограде на заводе: два рычага целую смену дергать туда-сюда. И ему предлагают: тут все нормально, тут война, жизнь, свобода! Вперед!

По большому счету он, конечно, патриот, как большинство люмпенов, с этим у него все нормально. Но при этом он воспринимает возможность участвовать в войне как подарок судьбы, как удачу. И я его понимаю. Военное пространство — это пространство, лишенное государственного давления, государственного диктата — не зависишь от всего этого. Там человеческие отношения важнее правил.

 Считается, что одна из угроз России, кроме американцев, — это Китай, который может оккупировать нас. ДАИШ — это тоже угроза для нас?

— Какая она угроза? Хорошо, с китайцами у нас длинная граница, они ее могут перейти. А ДАИШ как нам угрожает? Это угроза немного странная, вымученная, потому что, когда говоришь, что ДАИШ может войти в Россию через Среднюю Азию... Есть ДАИШ со столицей в Ираке, вот они нападают на Россию через Среднюю Азию... Если ты так считаешь, значит, ты перестаешь воспринимать ДАИШ как некий бандитский нонсенс и понимаешь, что ДАИШ — это субъект истории, который захватит сначала Среднюю Азию, а потом всю Россию (смеется).

— Захватить — нет, но проблемы создать могут?

— Я вам так скажу. На мой взгляд, ДАИШ как угроза и как ужас-ужас-ужас значительно более гиперболизирована, чем представляется в реальности. Это выгодно всем. Более того, я сильно подозреваю, что до конца их в Сирии дожимать не будут. Кусочек оставят, потому что это та червоточинка, вокруг которой возможно сотрудничество самых разных сил, например, Асада, русских, иранцев, американцев, дальше туда турки могут присоединиться.

— Т. е. всегда нужен один враг?

— Это враг, которого раздули вот в такой вот страх!

— А эти красочные ролики они делают сами или их для них делают в Голливуде, чтобы раздуть?

— Я думаю, и так, и так есть. Сказать, что там никого не убивают, что это выдумка, тоже нельзя. Сказать, что это наспех зафиксировали для устрашения, тоже не скажешь, потому что видно, что работает несколько камер с переменами планов.

— Все сделано профессионально, красиво, с красным фоном.

— Можно и так подойти к этому вопросу, и эдак. Помните1970-е годы — Кампучия, Пол Пот, там ужас-ужас-ужас! И чего? Кому нужна была Кампучия в таком страхе? Уж там никаким игишам не снились те кровавые зверства, которые устроили там камбоджийские боевики.

— Это была локальная территория.

— А локальная территория-то побольше, чем у ДАИШ, была!

— Они не выходили на внешнее пространство?

— Тогда проблемы не стояло. Орешек оказался по зубам вьетнамской армии. Но вокруг нее был узел игроков, и все понимали, что и Китай важен, и русские важны, кто-то принца Синаука крышует. А сама по себе Кампучия кому угрожала? Может быть, Лаосу стоило беспокоиться, может быть, Вьетнаму можно было понервничать. Я думаю, с даишевцами в реальности примерно такая же ситуация.

alt

«Военное пространство — это пространство, лишенное государственного давления, государственного диктата — не зависишь от всего этого. Там человеческие отношения важнее правил»  Фото: «БИЗНЕС Online»

«СОЗДАЛИ ЛИ ДАИШ ФСБ, МОССАД, ЦРУ? ЭТО БРЕДЯТИНА»

— Есть версия, что ДАИШ создали бывшие саддамовские офицеры.

— Да, принимали участие в создании.

— Как вы относитесь к той версии, что ДАИШ находится под контролем спецслужб Израиля, ЦРУ, через этих офицеров где-то наши могли поучаствовать?

— Давайте мухи — отдельно, котлеты — отдельно. Если мы говорим о том, что внутри ДАИШ есть инструменты влияния, инструменты воздействия Моссада, ЦРУ, ФСБ, то, скорее всего, это именно так. Было бы странно, если бы это так не было. У нас даишевцев три года напичкивали кавказскими пассионариями с очень большой интенсивностью. Было бы странно, если бы там не появилось своей агентуры. Это отдельный формат.

Второй формат — создали ли ДАИШ ФСБ, Моссад, ЦРУ? Я скажу, конечно, что это бредятина. Никто их не создавал. Их создание хорошо известно, это объективная история, известен их генезис — из чего они происходили. Да, в какой-то момент туда пришли американцы и дестабилизировали ситуацию. В 2006 году возникла структура Заркави, которая назвалась «Аль-Каида в Ираке», и дальнейшая ее эволюция привела к созданию ДАИШ.

Естественно, условия для того, чтобы все это появилось, чтобы в одних тюрьмах оказались и джихадисты, и баасисты-офицеры, создали в какой-то момент американцы. Но саму структуру они не создавали, они просто войну затеяли. А дальше уже все развязалось. Точно так же, как не большевики создали Махно, это объективный процесс. И ДАИШ — это объективный процесс. Нужно признать, что это объективный процесс и в какой-то степени политический эксперимент. Сказать, что эксперимент дал хороший, позитивный результат, нельзя. Это, конечно, неудачная, но тем не менее попытка появления исламской субъектности.

— Кто конструктор всего этого?

— Мусульмане сами и конструкторы.

— Мусульмане или есть внешние конструкторы? Может, внутри кто-то есть — невидимый конструктор?

— Умма жила полторы тысячи лет, все время имея какую-то политическую субъектность. Иногда она была очень плохая — Османский халифат называли «больной человек Европы». Тем не менее субъектность была, и формально где-то существовал султан, который был в ответе за каждого мусульманина, которого можно было попросить: защити, защити. Далее произошла Первая мировая война, и умма утратила эту политическую субъектность. Дальше мы пережили тот секулярный период, который Европа переживала результатом реформаций. Уже в XVIII веке Ватикан перестал быть политическим субъектом для Европы.

В конце 1920-х годов появляются «Братья-мусульмане» (запрещенная в России террористическая организация  прим. ред.), суть мыслей которых: мы должны любой ценой восстановить исламскую субъектность, мы не можем идти по европейскому образцу. И дальше происходит своя эволюция. По сути дела, все, что дальше стало происходить, было связано с тем, что нет халифата — Османский ли это халифат, Аббасидский ли, Омейядский, Фатимидский — какой угодно, но отсутствует политический субъект.

— Но что такое субъектность?

— Субъект — это человек, который может на равных основаниях заявить: это мое, это под моим покровительством.

— Для кого-то Саудовская Аравия — это политическая субъектность, для кого-то — Иран.

— Для кого Иран за пределами Ирана является субъектом? Кому Иран покровительствует, помогает, защищает за пределами Ирана? В Малайзии, в Индонезии, в Боснии — где? Те же вопросы и к саудовцам. Это обычное государственное администрирование территории, которая находится под твоим контролем. А мы говорим о субъектности для всех мусульман.

— А где христианская субъектность по всему миру?

— Христианской субъектности как таковой нет. Есть определенный генезис, который возник в феноменах международной бюрократии, в либерализме, как универсальной идеологии, там есть элементы субъектности. Но Запад проэволюционировал быстрее в силу разных обстоятельств и ушел от такого тупого окормления государственных территорий, которое некогда было и которое является содержанием политической мысли на Востоке сейчас. Запад понял, что субъектность возможна вне государственных систем. В исламском мире этого еще не поняли, к этому еще нужно прийти, это еще в процессе.

— Но пока ДАИШ подставляет ислам?

— Да. Но если мы рассматриваем нынешний виток салафизма внутри исламского государства, то в историческом плане этот процесс зеркалит европейскую реформацию. Европейская реформация официально началась с Лютера, до Лютера был Уиклеф в Британии, Гус в Чехии — много было предтечей. Когда там началась реформация, она шла-шла-шла, и в итоге в XIX веке Макс Вебер пишет, что феномен западной культуры, западной цивилизации, западного человека — это протестантская этика, которая в сочетании с разными объективными вещами привела к ориентализму и к тому, к чему привела.

Если мы возьмем и отмотаем, с чего это все начиналось, то увидим, как Мюнцер захватывал города и обобществлял женщин, такие лейденские братья. А Флориан Гайер, возглавив армию крестьян, выжигал каленым железом традиционных христиан-католиков. Зверство было лютое, историки той эпохи пишут, что по Германии можно было ехать три дня и не встретить ни одного живого человека, до того всех подвырезали. То есть люто было. А на выходе мы имеем то, что считаем более передовой частью. Поэтому, года мы говорим, что игиши подставляют умму — да, подставляют. Примерно так же, как Кальвин в Женеве подставлял протестантское пространство, когда по сотни миль сжигали ежедневно. Я как-то так вот вижу.

Окончание следует.

 

 
АКЦИЯ
News image

САЩ превръщат Румъния в "непотопяем самолетоносач". Косовари поемат наркотрафика от пристанището на Констанца

Русия превърна Крим в "непотопяем самолетоносач", въоръжен с ракетни комплекси С-400 и брегови ракетни комплекси "Бастион" и "БАЛ", пребазира бомбардировачи Ту-22м3, които разполагат с крилати ракети. Този потенциал е способен да покрие радиус до Великобритания. В същото време САЩ ...

News image

Главният съветник на Ердоган: Турско-руска империя беше възможна през 1854. Трябва да я създадем сега срещу САЩ

Разгневен от "финансовата диверсия" на САЩ срещу Турция, главният съветник на Ердоган, Йигит Булут призова да бъде създадена "турско-руска империя", която да измъкне Анкара от финансовите лапи на Вашингтон. "Ако ние през 1854 г. вървяхме ръка за ръка с руснаците, то днес хората по бр...

News image

Десните стартират медийна кампания срещу Борисов. Подготвят протести под наслов: "Борисов, оставка веднага!"

"Демократична България" методично готви национален протест, който да доведе до сваляне на кабинета "Борисов-3". Медийната кампания срещу Борисов вече стартира. Задачите са разпределени - Атанас Атанасов "поема" Бойко Борисов. Христо Иванов подпуква Пеевски и медийните му маши. Атан...

News image

Виктор Орбан гони фондацията на Джордж Сорос, до 31 август всички структури на милиардера трябва да напуснат Унгария

Виктор Орбан ликвидира дейността на фондация "Отворено общество" на милиардера и филантропа Джордж Сорос в Унгария. Всички свързани с фондацията структури трябва да напуснат страната до 31 август. Сорос мести офиса си за Източна Европа в Берлин. Всъщност главният офис в столицата на Герм...

News image

"Калпави дискове" сринали Търговския регистър?! Борисов се пази да не провокира десните, отлага войната с КОЙ

Бойко Борисов посочи "калпави дискове" като причина за срива на търговския регистър. След атаката на "Труд" срещу Христо Иванов това е знак, че Б.Б. много се пази да не провокира десните. Лидерът на ГЕРБ е наясно, че "Демократична България" ще отнеме 200 000 гласа от ГЕРБ и партият...

News image

Бизнесменът Путин контролира икономиката на Русия, американците му я съсипват методично. Провокират майдан в Москва

Скритите притежания на Владимир Путин не са, разбира се, най-важната съставляваща в пълния контрол, който упражнява върху икономиката на Русия. Това е най-големият проблем на империята - СЪЗДАВАНЕТО НА ВИДИМОСТ ЗА ТОТАЛЕН КОНТРОЛ, имитативен контрол, който в условия на криза преминава в...

News image

Статуквото устройва Москва и Нинова няма шанс пред Борисов. В БСП така и не разбраха, че Путин не е идеолог, а бизнесмен

Облаците на политическия небосклон се сгъстяват. И е неизбежно на някакъв етап да се активират стари схеми и матрици за насочване и управление на общественото съзнание. Вън от съмнение е, че проправителствените кръгове ще активират отново притчата, че правителството е обект на руски заговор, к...

News image

Сривът на Търговския регистър застрашава националната сигурност. Вечните стари ченгета въртят мътни номера

Ситуацията с Търговския регистър е безпрецедентна криза на националната сигурност. Първо, трябва спешен и ясен отговор на въпроса ще бъдат ли възстановени данните в Търговския регистър и с какво точно ниво на сигурност. Ако зад тази криза стои умисъл, той е би...

News image

Спирането на Търговския регистър е голям удар по целия икономически оборот

Пети ден системата на Търговския регистър и регистъра на юридическите лица с нестопанска цел остават затворени. Безпрецедентният блокаж на икономическия оборот в страната е посрещан със стоическо мълчание от властите. В понеделник стана ясно, че Агенцията по вписванията, която по закон ...

News image

Бюджетът на Пентагона: Повече учения в Черно море срещу влиянието на Русия. Тръмп одобри $716 млрд за отбрана през 2019

САЩ разглеждат възможността за провеждане на повече военни учения в Черно море с участието на Украйна и Грузия в рамките на „противодействие на влиянието на Русия в региона“, предава ТАСС, позовавайки се на информация от новоподписания в по...

News image

Илинденското въстание е било и в Северна Гърция. Буря в чаша вода на границата ни с Македония

Понякога среднощното бдение във Фейсбук носи и интересни изненади. Като тази например. Един от моите приятели там, някогашният министър на образованието в първото правителство на Любчо Георгиевски проф. Ненад Новковски се опитва да тълкува член 7 от договора между Македония и Гърция, подписан ...

News image

Айдеее, изкараха Румен Радев клиент на Сорос. Алооу, нито Сорос, нито ЦРУ, изливат долари на калпак в Румъния

Тръмпистите се обадиха на третия ден след бунтовния протест миналия петък в Букурещ - заради изцепката на Румен Радев: "Следващия път - всички вън", който, ти да видиш, мечтаел за "народна революция" по румънски с милионите на Сорос. Нароченият за спонсор на "световната революция" Сорос...

News image

Как мы до этого докатились. Вот и премьер Дмитрий Медведев произнес слово «война». Экономическая. С Америкой

Серьезность угрозы почувствовали рубль и фондовый рынок. Хотя думаю, нам еще далеко до «логического конца». Он же – «Станция Дно». «Точка невозврата» пройдена в Хельсинки на совместной пресс-конференции двух президентов. Саммит стал самым неудачным за всю историю наших отношений по сво...

News image

Дъвката "Сорос" е камуфлаж за преврата в Румъния. През октомври кабинетът пада, радарите за ракетите пристигат

Дъвката "Сорос" е камуфлаж за ролята на ЦРУ в опита за преврат срещу правителството на социалистите в Румъния - ЦРУ показа на Ливиу Драгня, че се е увлякъл и ще бъде смачкан. Тръмпистите в контролираните от властите медии не плюят чак толкова напително Сорос за репетицията за преврат в Р...

News image

"Ала румънски" протести ПОД ИНДИГО в България ще има. Президентът звучеше превратаджийски във Варна. Прави услуга на Б.Б

"Ала румънски протести" в България ще има - ПОД ИНДИГО! Слави Трифонов даде знак във фейсбук за копи пейст. Обаче чака нишан и финансиране от американците. За разлика от Слави Трифонов президентът Румен Радев нищо не чака - закани се за организиране на протести на връх празника на военнит...

News image

КОЙ и Б.Б. се тресат от страх ЦРУ да не ги погне като в Румъния. Плюят Сорос, няма протест в Румъния за медиите на КОЙ

Американците ще свалят корумпираното правителството в Румъния - по геостратегически причини. Ракетите ще бъдат инсталирани. Това очевидно добре се разбира в Кремъл. Руските медии напълно игнорират бунта в Букурещ, няма полицейско насилие, няма конна жандармерия, която гази свободолюбиви р...

News image

Ентусиазмът на червените тролове спихна. Открехнаха ги, че зад протеста в Румъния стои Сорос

Червените тролове се бяха ентусиазирали да чертаят паралели между корумпираната власт в България и протестите срещу корупцията в Румъния. Народът в България бил заспал, а румънците били будни, свободолюбиви, бунтовни, а тук нямало кой да скочи срещу Борисов и компания. (Ами скачайт...

News image

Събитията в Румъния все повече започват да приличат на добре подготвен МАЙДАН

Събитията в Румъния все повече започват да приличат на добре подготвен майдан. Митингите се поддържат методично и няма как да са неорганизирани и спонтанни. Ползват се социотехнически технологии, добре познати от „цветните революции“. Пуснати са в оборот музикални клипо...

News image

Президентът към протести за сваляне на Бойко Борисов ли зове?! Служебен кабинет - само след оставка на кабинета "Борисов

Президенът Румен Радев се закани във Варна, че при евентуално следващо служебно правителство, ще бастиса до крак гербаджийската администрация. Нов служебен кабинет може да има само след оставка на правителството на Бойко Борисов и отказ за съставяне на нов кабинет в рамките на този парлам...

News image

Румен Радев: Да не ми пришиват Митьо Очите! Ако има нов служебен кабинет, кадрите на ГЕРБ - вън!

„Тече паралелна кампания, която по най-нагъл начин се опитва да пришие Митьо Очите на служебното правителство“, коментира пред журналисти във Варна президентът Румен Радев, който участва в церемонията по повод 139-aта годишнина на Военноморските сили във Варна. "Пореден опит...

News image

Да им се чудиш на румънците – в месеца на отпуските тръгнали да протестират

Да им се чудиш на румънците – в месеца на отпуските и във времето за море, те тръгнали да протестират срещу правителството. И „тръгнали“ е точната дума, защото протестите в северната ни съседка са организирани от румънската диаспора – хиляди румънци са тръгнали о...

News image

Юлий Москов тежко удари ДПС, вместо да обслужи Сарая. Може ли да изкараш Илия Павлов "сестрата-курва" на ДПС?!

Юлий Москов тежко се произнесе в тв интервю, че има претенцията да познава "организираната престъпност от първите й дни на нейното създаване. Никъде не съм срещнал ДПС досега там. ДПС мълчат, защото просто са по-умни, е, какво да кажат, сестра ми не е курва, ама аз нямам сестра.", отсича Юли...

News image

Юлий Москов: За всичките 30 години само ДПС не съм срещал в организираната престъпност. Какво да кажат - сестра ми не е

"За всичките 30 години аз не съм срещнал, а имам претенцията да познавам организираната престъпност много надълбоко от първите й дни на нейното създаване, никъде не съм срещнал ДПС досега там. Този човек дето сега го набъркват покрай бургаската история, ама бил депутат преди десет години,...

News image

Бойко Борисов мачка наред, пълни хазната на "машината за избори ГЕРБ". Корнелия Нинова се къпе в "Няма наши, няма ваши"

Корнелия Нинова ще поведе с маршова стъпка БСП към загуба на изборите, ако се къпе в подмолите на пожелателния възглас - "Няма наши, няма ваши". Как да няма - Маджо не е ли "наш"?! Щото пък Митьо Очите е "ваш" - Борисов ви го командирова в рамките на кооперативно-житарска разработка. ...

News image

ГД БОП командирова Митьо Очите в Турция да освети връзката си с политици

Димитър Желязков-Митьо Очите го притиснаха още в началото на сезона - най-малкото беше, че Петър Ченков-Бургаския и Радо Слънцето го предупредиха да освобождава терена на "рекета на търговците". "Митьо беше нареден за отстрел заради просрочено плащане на стока от Турция и това не бе ак...

РЕКЛАМА
Банер
СНАЙПЕР

DEA вкара Борисов в опасна игра. Ердоган и Тачи водят война за наркоканалите. ЦРУ и MIT си откриха фронт на Балканите

News image

Реджеп Тайип Ердоган избра да воюва със САЩ и това може да му струва много скъпо - дори "арнаутско покушение", албанците са пазили султаните, вече не и този "падишах". Президентът на Турция беше на път да установи пълен контрол над "Южния поток" на газа и хероина едновременно, а с това и ...

САЩ превземат Западните Балкани. Десант на 10 Планинска в Черна гора. Тюлени, тим 10, тайно в Арачиново, Македония

News image

Президентът на САЩ Доналд Тръмп методично игнорира командните структури на НАТО. Американците превземат Западните Балкани, след като Черна гора влезе в НАТО, но го правят извън структурите на Алианса. Преди няколко дни Тръмп обяви поредния рекорден военен бюджет на САЩ в базата на 10 План...

Борисов и Златев решават за оставката на кабинета. Пеевски и Доган против падане на правителството преди евровота

News image

Бойко Борисов и Валентин Златев са провели няколко разговора по телефона и са се разбрали за среща на четири очи, за да решат - бърза оставка на кабинета и предсрочни избори веднага, или "генерален ремонт" и избори две в едно през май. Двамата били убедени, че ГЕРБ не трябва да консумира н...

ПОЛИТИКА

"Македонска кървава сватба". Или българска. Зоран Заев е ваш приятел. Ако падне, втори такъв ще има след 2-3 десетилетия

News image

В момент, когато нашият западен съсед има най-добрият македонски премиер, който има разбиране и инициатива отношенията с България да се развиват, ставаме свидетели на една крайна арогантност от София, дързост, демонстриране на тотално непознаване на вътрешната обстановка в Македония и на дъл...

Меркел знае, че Путин я лъже. Путин е лице на новия национализъм, Меркел - икона на либералната демокрация

News image

На 25 септември 2001 г. тя седеше на втория ред, когато под купола на Райхстага (пленарната зала на германския парламент – бел. ред.) един строен и почти млад руски президент на име Владимир Владимирович Путин на перфектен немски обеща един по-добър свят. Ангела ...

Зорница Даскалова подаде оставка. Тандемът "Пеевски-Борисов" в криза. Доган праща Пеевски в Дубай?!

News image

Директорът на Агенцията по вписванията Зорница Даскалова, известна като "капия" на Делян Пеевски, подаде оставка. Тандемът "Пеевски-Борисов" предприема кризисни мерки. Скандалният срив на Търговския регистър принуди Бойко Борисов да поиска оставката на "шефката", от която не бил доволен...

КИЛЪРИ

Руският спецназ започна прочистване на Идлиб от полеви командири. Ликвидира Абдо Радван Ал-Бакри-"Абу Таха"

News image

Руски спецназ зае позиции в провинция Идлиб. Неговата задача е да се съедини със сирийския спецназ "Тигрите на Ефрат" и да нанесе удар срещу остатъците на тероростите. Какво стои зад прехвърлянето на руския спецназ в Идлиб?! Силите за специални операции не са охрана, а подривници, диверсанти и...

Кремъл готви офанзива в Идлиб. СПЕЦНАЗ стегна обръча, чака заповед от Путин. Ердоган проваля показното пред Меркел

News image

Министърът на отбраната на Русия Сергей Шойгу и началник-щабът на ВС на РФ ген. Валерий Герасимов чакат заповед от Путин, за да започне офанзивата срещу джихадистите в Идлиб. Десантът на СПЕЦНАЗ завърши подготовката на операцията. "Идлиб може да се сблъска с най-кървавата битка във в...

МАФИЯ

Борисов изработи Очите. Време е за "ресто". Защо премиерът наруши договорката с ГД БОП и Маджо за извеждане в Дубай?!

News image

Тиражен седмичник "откри Америка" - Димитър Желязков-Митьо Очите щял бил да бяга в Дубай от Турция, но местната полиция го арестувала часове преди това. Здрасти, че бързаме. Писахме в първите часове на арестите в Бургас, че Очите е тръгнал за Дубай "по договорка" и контролиран коридор с...

Ердоган слага ръка върху Западните Балкани с контрол върху "Южния поток" на дрогата?! Борисов завъртя "кранчето" с Очите

News image

Реджеп Тайип Ердоган се превърна във военен, политически, енергиен и нарко-полицейски лидер на Балканите. Онзи ден Бойко Борисов "случайно" завъртя крана на "Южния поток" на газа от Турция за България и същия ден уреди ареста на Митьо Очите, който дотогава го играеше наркобос по "Южния по...

РЕКЛАМА
Банер