АКЦИЯ

Владислав Сурков: «Я путинист еретического толка». Правовая логика приведет заново начать отсчет президентских сроков

По просьбе «Актуальных комментариев» директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков в жанре смс-интервью пообщался с Владиславом Сурковым.


— 25 января Вы сказали, что покидаете госслужбу и будете целый месяц предаваться медитации. Прошел ровно месяц. Как в итоге помедитировали?

— Результативно. Не то, чтобы я целый месяц просидел в позе лотоса или провисел вниз головой в позе летучей мыши. Медитация разная бывает. Я практикую такой один из видов, так называемое безмыслие. Потому что в детстве сильно испугался, когда впервые осознал, что все время, абсолютно непрерывно о чем-нибудь думаю. Что в мою голову безостановочно лезут разные мысли — хорошие, плохие, умные, глупые, свои, чужие, очень много, слишком много мыслей.

И главное, мысли лезут сами, помимо моего желания. Их наплыв не поддается контролю и регулированию. Их слишком много и все больше, и больше. А голова ведь не резиновая. К тому же довольно маленькая. Я ведь еще маленький был. И подумал: «ну, б..» И мне показалось, что просто треснет моя бедная маленькая нерезиновая голова. Мозг захлебнется в мыслях.

Вот я и попытался остановить, перекрыть поток сознания. Это оказалось непросто. Задержка мышления, она как задержка дыхания — надолго не получается. Вот сколько вы можете не дышать? Минуту. Две-три. Пять, если вы очень крутой. А десять-двадцать минут это очень мало кто может. Если вообще это не трюк, не знаю. Так и не думать вы сможете не больше пяти минут. Если вы нормальный человек. Я, поскольку с детства занимаюсь, умею обходиться без мыслей до четверти часа. Это уже на грани. Не нужно пытаться повторить.

Безмыслие — это не какая-нибудь релаксация под звуки ситара. И не духовная медитация, при которой люди монотонным пением доводят себя до отупения. Которое называют почему-то просветлением. Безмыслие надо применять только в случае крайней необходимости.

Зачем мы задерживаем дыхание? Не для познания же истины и не для релакса и детокса. А для того, чтобы выжить в среде, в которой нельзя дышать — например, в воде. Задержка мышления точно так же нужна, если вы оказались в ситуации, когда мыслить вредно или невозможно. Чтобы пережить эту ситуацию и выйти из нее.

— Вышли? Пережили?

— Определенно да.

— Вы обещали рассказать о причинах отставки...

— Ты все-таки вспомнил. Надеялся заговорить и отвлечь рассуждениями о медитации. Да кому эти причины интересны? Может, в следующий раз?

— Давайте в этот. Некоторым интересны.

— Не знаю. Надо как-то не соврать, но и лишнего чего не сказать... Я ведь Донбассом и Украиной занимался в основном. Контекст изменился, скажем так. То есть, в итоге я должен был продолжать ими заниматься. Но контекст изменился...Давайте так. Я лучше не буду сам тут ничего объяснять. Но и полностью уходить от ответа не буду. Мне удалось некоторые комменты по моему уходу прочитать. Некоторые довольно правильные. Не точные, конечно, в деталях и не слишком, возможно, доброжелательные, но по сути, в целом верные. Тогда еще сразу, в январе, Владимир Соловьев описал причины. Я не автора «Трех разговоров о конце всемирной истории» имею в виду. И не Владимира Рудольфовича уважаемого. А это Соловьев из «Коммерса.» И даже Леша Венедиктов довольно верно изложил. Уже после указа. Так что, некоторые, которым уж очень интересно, могут эти комментарии сами найти.

— Вы сами попросили об отставке? Или Вам предложили написать «по собственному»?

— Сам. Это была чистая самоволка.

— Дмитрий Песков сообщил, что Вы были у президента незадолго до опубликования указа об увольнении. О чем говорили?

— О том, о чем счел нужным говорить президент. Я же со своей стороны был рад возможности сказать ему слова огромной благодарности. За то, что он позволил мне 20 лет работать на него. И в меру сил участвовать в его великих делах. Было круто. Большая честь для меня.

— Почему между Вашим заявлением и выходом указа об отставке прошло так много времени?

— Не знаю. Одна умная женщина мне сказала, когда затянулось это дело: «это они тебе, дураку, дают время одуматься.» Но полагаю, все проще. Понятно же, что моя бумажка ну далеко не приоритетный документ. Пока походила по кабинетам, там полежала, тут полежала...

— Не жалко уходить? Не скучно будет без великих дел?

— Было бы жалко, не ушел бы. Цеплялся бы. Смирился бы с изменением контекста. Но давно пора.

— Вы еще в 13-м году хотели уйти...

— Уже тогда понял, что мне нет места в системе. Я, конечно, создавал эту систему, но никогда не был ее частью. Это не проблема системы, это моя проблема. Чувствую отчуждение. Не потому, что мне что-то не нравится. Как раз нравится. Просто я не умею заниматься чем бы то ни было дольше пяти лет.

— Почему?

— Мне интересно работать в жанре контрреализма. То есть, когда и если надо действовать против реальности, менять ее, переделывать. Пока проект проживает стадию становления, развития, роста, в нем интересно участвовать. Есть место для новых идей. При столкновении замысла с реальностью происходит распад старых структур и синтез новых, от этого идет активный выброс энергии. Весело. А когда новое создано, оно резко превращается в старое. Проект вступает в фазу стабильности, сам становится реальностью. Переходит на низкий энергетический уровень. Рутинизируется. И от тебя уже не требуется ничего нового. От тебя ждут только самоповторов. А зачем? Пусть другие повторяют за мной.

Я долго занимался внутренней политикой. Политическая система и основы новой государственности были созданы. И в 13-м году пришло время уходить.

Я и ушел было. Но тогда вернулся на госслужбу. Были причины. И еще потому, что получил уникальную возможность самому выбрать проект. Выбрал Украину. Чисто интуитивно. Никто мне не подсказывал и сам я ничего не знал. Да и никто наверняка не знал. Я почувствовал просто, вернее, почуял — будет большое дело. Догадался уже тогда, когда ничего еще не начало происходить, что будет настоящая борьба с Западом. Серьезная. С жертвами и санкциями. Потому что Запад не остановится ни перед тем, ни перед другим. Да и мы за ценой не постоим. Правда, предчувствовал. Сам сейчас удивляюсь, как я это предвидел летом еще 13-го года. В полной тогдашней тишине. Так все и случилось. Горжусь, что был участником.

Но прошли те же пять лет... Началось естественное торможение и этого проекта. Я бы, конечно, в обычной ситуации не стал бы отпрашиваться с такого горячего участка. Поскольку это было бы безответственно. Но и участок более-менее остыл, и главное, контекст изменился. Не мог же я пять лет идти в одном направлении, а потом резко повернуть оглобли и двинуться в противоположном. Я бы об этом с самим собой ни за что не договорился. Так у меня появились и причина, и повод уйти окончательно.

— Окончательно? Значит, возвращение не планируется?

— Не планируется. Невозможно.

— Вы не разочарованы в системе, которую создавали, из-за того, что для Вас в ней в итоге не нашлось места?

— Нет, конечно. Наоборот. Это сильная система. Нужная для страны. Мое тщеславие навсегда удовлетворено тем, что я приложил руку и голову к строительству нового русского государства. А если по ходу строительства этого мощного здания какой-нибудь отдельно взятый вольный каменщик вроде меня свалился с лесов, здание ведь от этого ни ниже, ни хуже не стало.

Люди гораздо покруче меня не находили себе места в собственных проектах. Джобса вот выдавили же когда-то из «Эппла». Ничего.

— Политикой будете заниматься?

— Буду, конечно. Я всегда политикой интересовался. И до прихода на госслужбу. И после буду.

— В чем это будет выражаться?

— Поскольку больших дел у меня пока нет, буду практиковать малые политические формы. А именно: кухонные дебаты. Или выступления в рюмочных для малознакомых собутыльников. Или сочинение трактата не для печати о предоставлении частичных избирательных прав ботам в качестве первого шага к эмансипации виртуальной личности.

— Ну а если без шуток?

— А это и есть без шуток. Будущее вызревает не в мейнстриме. Не в президиумах. А как раз на кухнях и в рюмочных. И в странных трактатах. На темном и тихом дне информационного потока.

— И какие идеи будете на кухнях продвигать?

— Ну ты же знаешь. По политическим убеждениям я русский. По политическим предпочтениям путинист. Отчасти еретического толка.

— Что Вы думаете об Украине, о ее перспективах, о будущих отношениях с Россией?

— Украины нет. Есть украинство. То есть, специфическое расстройство умов. Удивительным образом доведенное до крайних степеней увлечение этнографией. Такое кровавое краеведение. Сумбур вместо государства. Борщ, Бандера, бандура есть. А нации нет. Брошюра «Самостийна Украйна» есть, а Украины нет. Вопрос только в том, Украины уже нет, или пока еще нет?

Я, как ни странно, укрооптимист. То есть, считаю , что Украины нет пока. Но со временем она все-таки будет. Хохлы ребята упрямые, они сделают. Однако, какая именно это будет Украина, в каких границах она будет существовать и даже, может быть, сколько будет Украин — вопросы открытые. И в решении этих вопросов России так или иначе предстоит участвовать.

Отношения с Украиной никогда простыми не были, даже когда Украина была в составе России. Украина для имперской и советской бюрократии всегда была делом хлопотным. То атаман Полуботок подведет, то западенцы к Гитлеру переметнутся. Принуждение силой к братским отношениям — единственный метод, исторически доказавший эффективность на украинском направлении. Не думаю, что будет изобретен какой-то другой.

— Что для Вас Донбасс?

— Донбасс для меня не что, а кто. Люди прежде всего. Замечательные люди. Захарченко, Ходаковский, Бородай, Пинчук, Болотов, Безлер, Толстых... Многие другие. Извиняюсь, что не перечислю всех. И что права не имею всех назвать. И что назвал живых в одном ряду с мертвыми. Они настоящие воины. Их не нужно, конечно, идеализировать. Разных людей война притягивает. Война дело мутное, муторное. Но нужное. Они взялись за эту тяжелую работу. И справились.

На Донбассе, там ведь и на гражданке жизнь не сахар. Все его жители прошли через тяжелые испытания. И сейчас там непросто. Все они герои. Как есть города-герои, так там весь народ-герой.

— Донбасс вернется в состав Украины?

— У меня недостаточно сильное воображение, чтобы такое вообразить. Донбасс не заслуживает такого унижения. Украина не заслуживает такой чести.

— На парижском саммите Вы видели Зеленского. Какое впечатление он произвел? Что Вы можете о нем сказать?

— Не лох. Во всяком случае, в Париже все приняли его за президента...У него легкость необыкновенная в мыслях.

— Предстоящей реформой российской конституции интересовались?

— Мне неизвестны планы на эту тему. Документы не изучал. Читал то, что было в новостях. К тому же, там нет еще текста окончательного. Рано пока судить. Хотя какие-то обнадеживающие сообщения были. Вроде должны искоренить этот подрывной тезис, что международные договоры для России выше ее собственных законов. Давно пора эту норму убрать. Пока она есть, наша демократия не может считаться вполне суверенной.

Надеюсь еще, что будет покончено с мнимой независимостью местного самоуправления от госвласти. Ведь все знают, что нет ни экономических, ни социальных, ни психологических предпосылок для такой независимости. Любого губернатора спросите, он вам скажет — офф рекорд, конечно, но точно скажет — что давно пора встроить муниципалитеты в общую вертикаль госуправления. И прекратить профанацией заниматься ради видимости евроценностей.

Если будут в итоге как-то уточнены полномочия президента, а вроде бы об этом тоже говорилось, то правовая логика приведет к необходимости заново начать отсчет президентских сроков. Потому что с новыми полномочиями это будет уже как бы другой институт президентства. На него не смогут распространяться ограничения нынешнего президентства. Во всяком случае, если власти не пойдут на новый отсчет, они сильно погрешат против юридической чистоты. Это мое частное мнение, конечно. Но основанное на опыте законотворчества.

У нас уже по факту, естественным образом сложилась не просто президентская, а гиперпрезидентская форма правления. Она органична для нашей политической культуры и, мое мнение, ее надо формально-юридически закрепить.

Но повторю, пока рано выводы делать, нет текста окончательного, еще идет обсуждение. Посмотрим, что будет на выходе.

— Идея упомянуть в конституции бога вызвала много споров...

— Слышал. Но как-то не думал об этом. Не знаю. Можно, конечно... В сущности, без разницы.

На мой взгляд, вообще-то, богу ни жарко, ни холодно от того, что его запишут в конституцию. Ему от этого скорее смешно. Во всяком случае, тому богу, с которым имею дело я.

— Где собираетесь работать?

— Слушай, не торопи меня. Я двадцать лет жизнь видел только из окна моего персонального автомобиля. Дай осмотреться. Похожу, потолкаюсь по рынку, найду что-нибудь. Я ведь с моим набором санкций и политической токсичностью совсем не на расхват. Скорее, наоборот — потенциальные бизнес-партнеры при моем появлении разбегаются кто куда. Тем интереснее задача.

— У Вас есть враги? Можете их назвать?

— Надеюсь, что есть. Я ведь так старался. Называть без особых причин не положено. Вражда вещь интимная.

— Ничего сенсационного для интервью не заготовили? Какой-то инсайд, может быть?

— Ни в коем случае. Корпоративная этика: всегда говори то, что думаешь; никогда не говори то, что знаешь.
Подробности от АК: http://actualcomment.ru/surkov-mne-interesno-deystvovat-protiv-realnosti-2002260855.html
По просьбе «Актуальных комментариев» директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков в жанре смс-интервью пообщался с Владиславом Сурковым.


— 25 января Вы сказали, что покидаете госслужбу и будете целый месяц предаваться медитации. Прошел ровно месяц. Как в итоге помедитировали?

— Результативно. Не то, чтобы я целый месяц просидел в позе лотоса или провисел вниз головой в позе летучей мыши. Медитация разная бывает. Я практикую такой один из видов, так называемое безмыслие. Потому что в детстве сильно испугался, когда впервые осознал, что все время, абсолютно непрерывно о чем-нибудь думаю. Что в мою голову безостановочно лезут разные мысли — хорошие, плохие, умные, глупые, свои, чужие, очень много, слишком много мыслей.

И главное, мысли лезут сами, помимо моего желания. Их наплыв не поддается контролю и регулированию. Их слишком много и все больше, и больше. А голова ведь не резиновая. К тому же довольно маленькая. Я ведь еще маленький был. И подумал: «ну, б..» И мне показалось, что просто треснет моя бедная маленькая нерезиновая голова. Мозг захлебнется в мыслях.

Вот я и попытался остановить, перекрыть поток сознания. Это оказалось непросто. Задержка мышления, она как задержка дыхания — надолго не получается. Вот сколько вы можете не дышать? Минуту. Две-три. Пять, если вы очень крутой. А десять-двадцать минут это очень мало кто может. Если вообще это не трюк, не знаю. Так и не думать вы сможете не больше пяти минут. Если вы нормальный человек. Я, поскольку с детства занимаюсь, умею обходиться без мыслей до четверти часа. Это уже на грани. Не нужно пытаться повторить.

Безмыслие — это не какая-нибудь релаксация под звуки ситара. И не духовная медитация, при которой люди монотонным пением доводят себя до отупения. Которое называют почему-то просветлением. Безмыслие надо применять только в случае крайней необходимости.

Зачем мы задерживаем дыхание? Не для познания же истины и не для релакса и детокса. А для того, чтобы выжить в среде, в которой нельзя дышать — например, в воде. Задержка мышления точно так же нужна, если вы оказались в ситуации, когда мыслить вредно или невозможно. Чтобы пережить эту ситуацию и выйти из нее.

— Вышли? Пережили?

— Определенно да.

— Вы обещали рассказать о причинах отставки...

— Ты все-таки вспомнил. Надеялся заговорить и отвлечь рассуждениями о медитации. Да кому эти причины интересны? Может, в следующий раз?

— Давайте в этот. Некоторым интересны.

— Не знаю. Надо как-то не соврать, но и лишнего чего не сказать... Я ведь Донбассом и Украиной занимался в основном. Контекст изменился, скажем так. То есть, в итоге я должен был продолжать ими заниматься. Но контекст изменился...Давайте так. Я лучше не буду сам тут ничего объяснять. Но и полностью уходить от ответа не буду. Мне удалось некоторые комменты по моему уходу прочитать. Некоторые довольно правильные. Не точные, конечно, в деталях и не слишком, возможно, доброжелательные, но по сути, в целом верные. Тогда еще сразу, в январе, Владимир Соловьев описал причины. Я не автора «Трех разговоров о конце всемирной истории» имею в виду. И не Владимира Рудольфовича уважаемого. А это Соловьев из «Коммерса.» И даже Леша Венедиктов довольно верно изложил. Уже после указа. Так что, некоторые, которым уж очень интересно, могут эти комментарии сами найти.

— Вы сами попросили об отставке? Или Вам предложили написать «по собственному»?

— Сам. Это была чистая самоволка.

— Дмитрий Песков сообщил, что Вы были у президента незадолго до опубликования указа об увольнении. О чем говорили?

— О том, о чем счел нужным говорить президент. Я же со своей стороны был рад возможности сказать ему слова огромной благодарности. За то, что он позволил мне 20 лет работать на него. И в меру сил участвовать в его великих делах. Было круто. Большая честь для меня.

— Почему между Вашим заявлением и выходом указа об отставке прошло так много времени?

— Не знаю. Одна умная женщина мне сказала, когда затянулось это дело: «это они тебе, дураку, дают время одуматься.» Но полагаю, все проще. Понятно же, что моя бумажка ну далеко не приоритетный документ. Пока походила по кабинетам, там полежала, тут полежала...

— Не жалко уходить? Не скучно будет без великих дел?

— Было бы жалко, не ушел бы. Цеплялся бы. Смирился бы с изменением контекста. Но давно пора.

— Вы еще в 13-м году хотели уйти...

— Уже тогда понял, что мне нет места в системе. Я, конечно, создавал эту систему, но никогда не был ее частью. Это не проблема системы, это моя проблема. Чувствую отчуждение. Не потому, что мне что-то не нравится. Как раз нравится. Просто я не умею заниматься чем бы то ни было дольше пяти лет.

— Почему?

— Мне интересно работать в жанре контрреализма. То есть, когда и если надо действовать против реальности, менять ее, переделывать. Пока проект проживает стадию становления, развития, роста, в нем интересно участвовать. Есть место для новых идей. При столкновении замысла с реальностью происходит распад старых структур и синтез новых, от этого идет активный выброс энергии. Весело. А когда новое создано, оно резко превращается в старое. Проект вступает в фазу стабильности, сам становится реальностью. Переходит на низкий энергетический уровень. Рутинизируется. И от тебя уже не требуется ничего нового. От тебя ждут только самоповторов. А зачем? Пусть другие повторяют за мной.

Я долго занимался внутренней политикой. Политическая система и основы новой государственности были созданы. И в 13-м году пришло время уходить.

Я и ушел было. Но тогда вернулся на госслужбу. Были причины. И еще потому, что получил уникальную возможность самому выбрать проект. Выбрал Украину. Чисто интуитивно. Никто мне не подсказывал и сам я ничего не знал. Да и никто наверняка не знал. Я почувствовал просто, вернее, почуял — будет большое дело. Догадался уже тогда, когда ничего еще не начало происходить, что будет настоящая борьба с Западом. Серьезная. С жертвами и санкциями. Потому что Запад не остановится ни перед тем, ни перед другим. Да и мы за ценой не постоим. Правда, предчувствовал. Сам сейчас удивляюсь, как я это предвидел летом еще 13-го года. В полной тогдашней тишине. Так все и случилось. Горжусь, что был участником.

Но прошли те же пять лет... Началось естественное торможение и этого проекта. Я бы, конечно, в обычной ситуации не стал бы отпрашиваться с такого горячего участка. Поскольку это было бы безответственно. Но и участок более-менее остыл, и главное, контекст изменился. Не мог же я пять лет идти в одном направлении, а потом резко повернуть оглобли и двинуться в противоположном. Я бы об этом с самим собой ни за что не договорился. Так у меня появились и причина, и повод уйти окончательно.

— Окончательно? Значит, возвращение не планируется?

— Не планируется. Невозможно.

— Вы не разочарованы в системе, которую создавали, из-за того, что для Вас в ней в итоге не нашлось места?

— Нет, конечно. Наоборот. Это сильная система. Нужная для страны. Мое тщеславие навсегда удовлетворено тем, что я приложил руку и голову к строительству нового русского государства. А если по ходу строительства этого мощного здания какой-нибудь отдельно взятый вольный каменщик вроде меня свалился с лесов, здание ведь от этого ни ниже, ни хуже не стало.

Люди гораздо покруче меня не находили себе места в собственных проектах. Джобса вот выдавили же когда-то из «Эппла». Ничего.

— Политикой будете заниматься?

— Буду, конечно. Я всегда политикой интересовался. И до прихода на госслужбу. И после буду.

— В чем это будет выражаться?

— Поскольку больших дел у меня пока нет, буду практиковать малые политические формы. А именно: кухонные дебаты. Или выступления в рюмочных для малознакомых собутыльников. Или сочинение трактата не для печати о предоставлении частичных избирательных прав ботам в качестве первого шага к эмансипации виртуальной личности.

— Ну а если без шуток?

— А это и есть без шуток. Будущее вызревает не в мейнстриме. Не в президиумах. А как раз на кухнях и в рюмочных. И в странных трактатах. На темном и тихом дне информационного потока.

— И какие идеи будете на кухнях продвигать?

— Ну ты же знаешь. По политическим убеждениям я русский. По политическим предпочтениям путинист. Отчасти еретического толка.

— Что Вы думаете об Украине, о ее перспективах, о будущих отношениях с Россией?

— Украины нет. Есть украинство. То есть, специфическое расстройство умов. Удивительным образом доведенное до крайних степеней увлечение этнографией. Такое кровавое краеведение. Сумбур вместо государства. Борщ, Бандера, бандура есть. А нации нет. Брошюра «Самостийна Украйна» есть, а Украины нет. Вопрос только в том, Украины уже нет, или пока еще нет?

Я, как ни странно, укрооптимист. То есть, считаю , что Украины нет пока. Но со временем она все-таки будет. Хохлы ребята упрямые, они сделают. Однако, какая именно это будет Украина, в каких границах она будет существовать и даже, может быть, сколько будет Украин — вопросы открытые. И в решении этих вопросов России так или иначе предстоит участвовать.

Отношения с Украиной никогда простыми не были, даже когда Украина была в составе России. Украина для имперской и советской бюрократии всегда была делом хлопотным. То атаман Полуботок подведет, то западенцы к Гитлеру переметнутся. Принуждение силой к братским отношениям — единственный метод, исторически доказавший эффективность на украинском направлении. Не думаю, что будет изобретен какой-то другой.

— Что для Вас Донбасс?

— Донбасс для меня не что, а кто. Люди прежде всего. Замечательные люди. Захарченко, Ходаковский, Бородай, Пинчук, Болотов, Безлер, Толстых... Многие другие. Извиняюсь, что не перечислю всех. И что права не имею всех назвать. И что назвал живых в одном ряду с мертвыми. Они настоящие воины. Их не нужно, конечно, идеализировать. Разных людей война притягивает. Война дело мутное, муторное. Но нужное. Они взялись за эту тяжелую работу. И справились.

На Донбассе, там ведь и на гражданке жизнь не сахар. Все его жители прошли через тяжелые испытания. И сейчас там непросто. Все они герои. Как есть города-герои, так там весь народ-герой.

— Донбасс вернется в состав Украины?

— У меня недостаточно сильное воображение, чтобы такое вообразить. Донбасс не заслуживает такого унижения. Украина не заслуживает такой чести.

— На парижском саммите Вы видели Зеленского. Какое впечатление он произвел? Что Вы можете о нем сказать?

— Не лох. Во всяком случае, в Париже все приняли его за президента...У него легкость необыкновенная в мыслях.

— Предстоящей реформой российской конституции интересовались?

— Мне неизвестны планы на эту тему. Документы не изучал. Читал то, что было в новостях. К тому же, там нет еще текста окончательного. Рано пока судить. Хотя какие-то обнадеживающие сообщения были. Вроде должны искоренить этот подрывной тезис, что международные договоры для России выше ее собственных законов. Давно пора эту норму убрать. Пока она есть, наша демократия не может считаться вполне суверенной.

Надеюсь еще, что будет покончено с мнимой независимостью местного самоуправления от госвласти. Ведь все знают, что нет ни экономических, ни социальных, ни психологических предпосылок для такой независимости. Любого губернатора спросите, он вам скажет — офф рекорд, конечно, но точно скажет — что давно пора встроить муниципалитеты в общую вертикаль госуправления. И прекратить профанацией заниматься ради видимости евроценностей.

Если будут в итоге как-то уточнены полномочия президента, а вроде бы об этом тоже говорилось, то правовая логика приведет к необходимости заново начать отсчет президентских сроков. Потому что с новыми полномочиями это будет уже как бы другой институт президентства. На него не смогут распространяться ограничения нынешнего президентства. Во всяком случае, если власти не пойдут на новый отсчет, они сильно погрешат против юридической чистоты. Это мое частное мнение, конечно. Но основанное на опыте законотворчества.

У нас уже по факту, естественным образом сложилась не просто президентская, а гиперпрезидентская форма правления. Она органична для нашей политической культуры и, мое мнение, ее надо формально-юридически закрепить.

Но повторю, пока рано выводы делать, нет текста окончательного, еще идет обсуждение. Посмотрим, что будет на выходе.

— Идея упомянуть в конституции бога вызвала много споров...

— Слышал. Но как-то не думал об этом. Не знаю. Можно, конечно... В сущности, без разницы.

На мой взгляд, вообще-то, богу ни жарко, ни холодно от того, что его запишут в конституцию. Ему от этого скорее смешно. Во всяком случае, тому богу, с которым имею дело я.

— Где собираетесь работать?

— Слушай, не торопи меня. Я двадцать лет жизнь видел только из окна моего персонального автомобиля. Дай осмотреться. Похожу, потолкаюсь по рынку, найду что-нибудь. Я ведь с моим набором санкций и политической токсичностью совсем не на расхват. Скорее, наоборот — потенциальные бизнес-партнеры при моем появлении разбегаются кто куда. Тем интереснее задача.

— У Вас есть враги? Можете их назвать?

— Надеюсь, что есть. Я ведь так старался. Называть без особых причин не положено. Вражда вещь интимная.

— Ничего сенсационного для интервью не заготовили? Какой-то инсайд, может быть?

— Ни в коем случае. Корпоративная этика: всегда говори то, что думаешь; никогда не говори то, что знаешь.
Подробности от АК: http://actualcomment.ru/surkov-mne-interesno-deystvovat-protiv-realnosti-2002260855.html

alt

По просьбе «Актуальных комментариев» директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков в жанре смс-интервью пообщался с Владиславом Сурковым.

— 25 января Вы сказали, что покидаете госслужбу и будете целый месяц предаваться медитации. Прошел ровно месяц. Как в итоге помедитировали?

— Результативно. Не то, чтобы я целый месяц просидел в позе лотоса или провисел вниз головой в позе летучей мыши. Медитация разная бывает. Я практикую такой один из видов, так называемое безмыслие. Потому что в детстве сильно испугался, когда впервые осознал, что все время, абсолютно непрерывно о чем-нибудь думаю. Что в мою голову безостановочно лезут разные мысли — хорошие, плохие, умные, глупые, свои, чужие, очень много, слишком много мыслей.

И главное, мысли лезут сами, помимо моего желания. Их наплыв не поддается контролю и регулированию. Их слишком много и все больше, и больше. А голова ведь не резиновая. К тому же довольно маленькая. Я ведь еще маленький был. И подумал: «ну, б..» И мне показалось, что просто треснет моя бедная маленькая нерезиновая голова. Мозг захлебнется в мыслях.

Вот я и попытался остановить, перекрыть поток сознания. Это оказалось непросто. Задержка мышления, она как задержка дыхания — надолго не получается. Вот сколько вы можете не дышать? Минуту. Две-три. Пять, если вы очень крутой. А десять-двадцать минут это очень мало кто может. Если вообще это не трюк, не знаю. Так и не думать вы сможете не больше пяти минут. Если вы нормальный человек. Я, поскольку с детства занимаюсь, умею обходиться без мыслей до четверти часа. Это уже на грани. Не нужно пытаться повторить.

Безмыслие — это не какая-нибудь релаксация под звуки ситара. И не духовная медитация, при которой люди монотонным пением доводят себя до отупения. Которое называют почему-то просветлением. Безмыслие надо применять только в случае крайней необходимости.

Зачем мы задерживаем дыхание? Не для познания же истины и не для релакса и детокса. А для того, чтобы выжить в среде, в которой нельзя дышать — например, в воде. Задержка мышления точно так же нужна, если вы оказались в ситуации, когда мыслить вредно или невозможно. Чтобы пережить эту ситуацию и выйти из нее.

— Вышли? Пережили?

— Определенно да.

— Вы обещали рассказать о причинах отставки...

— Ты все-таки вспомнил. Надеялся заговорить и отвлечь рассуждениями о медитации. Да кому эти причины интересны? Может, в следующий раз?

— Давайте в этот. Некоторым интересны.

— Не знаю. Надо как-то не соврать, но и лишнего чего не сказать... Я ведь Донбассом и Украиной занимался в основном. Контекст изменился, скажем так. То есть, в итоге я должен был продолжать ими заниматься. Но контекст изменился...Давайте так. Я лучше не буду сам тут ничего объяснять. Но и полностью уходить от ответа не буду. Мне удалось некоторые комменты по моему уходу прочитать. Некоторые довольно правильные. Не точные, конечно, в деталях и не слишком, возможно, доброжелательные, но по сути, в целом верные. Тогда еще сразу, в январе, Владимир Соловьев описал причины. Я не автора «Трех разговоров о конце всемирной истории» имею в виду. И не Владимира Рудольфовича уважаемого. А это Соловьев из «Коммерса.» И даже Леша Венедиктов довольно верно изложил. Уже после указа. Так что, некоторые, которым уж очень интересно, могут эти комментарии сами найти.

— Вы сами попросили об отставке? Или Вам предложили написать «по собственному»?

— Сам. Это была чистая самоволка.

— Дмитрий Песков сообщил, что Вы были у президента незадолго до опубликования указа об увольнении. О чем говорили?

— О том, о чем счел нужным говорить президент. Я же со своей стороны был рад возможности сказать ему слова огромной благодарности. За то, что он позволил мне 20 лет работать на него. И в меру сил участвовать в его великих делах. Было круто. Большая честь для меня.

— Почему между Вашим заявлением и выходом указа об отставке прошло так много времени?

— Не знаю. Одна умная женщина мне сказала, когда затянулось это дело: «это они тебе, дураку, дают время одуматься.» Но полагаю, все проще. Понятно же, что моя бумажка ну далеко не приоритетный документ. Пока походила по кабинетам, там полежала, тут полежала...

— Не жалко уходить? Не скучно будет без великих дел?

— Было бы жалко, не ушел бы. Цеплялся бы. Смирился бы с изменением контекста. Но давно пора.

— Вы еще в 13-м году хотели уйти...

— Уже тогда понял, что мне нет места в системе. Я, конечно, создавал эту систему, но никогда не был ее частью. Это не проблема системы, это моя проблема. Чувствую отчуждение. Не потому, что мне что-то не нравится. Как раз нравится. Просто я не умею заниматься чем бы то ни было дольше пяти лет.

— Почему?

— Мне интересно работать в жанре контрреализма. То есть, когда и если надо действовать против реальности, менять ее, переделывать. Пока проект проживает стадию становления, развития, роста, в нем интересно участвовать. Есть место для новых идей. При столкновении замысла с реальностью происходит распад старых структур и синтез новых, от этого идет активный выброс энергии. Весело. А когда новое создано, оно резко превращается в старое. Проект вступает в фазу стабильности, сам становится реальностью. Переходит на низкий энергетический уровень. Рутинизируется. И от тебя уже не требуется ничего нового. От тебя ждут только самоповторов. А зачем? Пусть другие повторяют за мной.

Я долго занимался внутренней политикой. Политическая система и основы новой государственности были созданы. И в 13-м году пришло время уходить.

Я и ушел было. Но тогда вернулся на госслужбу. Были причины. И еще потому, что получил уникальную возможность самому выбрать проект. Выбрал Украину. Чисто интуитивно. Никто мне не подсказывал и сам я ничего не знал. Да и никто наверняка не знал. Я почувствовал просто, вернее, почуял — будет большое дело. Догадался уже тогда, когда ничего еще не начало происходить, что будет настоящая борьба с Западом. Серьезная. С жертвами и санкциями. Потому что Запад не остановится ни перед тем, ни перед другим. Да и мы за ценой не постоим. Правда, предчувствовал. Сам сейчас удивляюсь, как я это предвидел летом еще 13-го года. В полной тогдашней тишине. Так все и случилось. Горжусь, что был участником.

Но прошли те же пять лет... Началось естественное торможение и этого проекта. Я бы, конечно, в обычной ситуации не стал бы отпрашиваться с такого горячего участка. Поскольку это было бы безответственно. Но и участок более-менее остыл, и главное, контекст изменился. Не мог же я пять лет идти в одном направлении, а потом резко повернуть оглобли и двинуться в противоположном. Я бы об этом с самим собой ни за что не договорился. Так у меня появились и причина, и повод уйти окончательно.

— Окончательно? Значит, возвращение не планируется?

— Не планируется. Невозможно.

— Вы не разочарованы в системе, которую создавали, из-за того, что для Вас в ней в итоге не нашлось места?

— Нет, конечно. Наоборот. Это сильная система. Нужная для страны. Мое тщеславие навсегда удовлетворено тем, что я приложил руку и голову к строительству нового русского государства. А если по ходу строительства этого мощного здания какой-нибудь отдельно взятый вольный каменщик вроде меня свалился с лесов, здание ведь от этого ни ниже, ни хуже не стало.

Люди гораздо покруче меня не находили себе места в собственных проектах. Джобса вот выдавили же когда-то из «Эппла». Ничего.

— Политикой будете заниматься?

— Буду, конечно. Я всегда политикой интересовался. И до прихода на госслужбу. И после буду.

— В чем это будет выражаться?

— Поскольку больших дел у меня пока нет, буду практиковать малые политические формы. А именно: кухонные дебаты. Или выступления в рюмочных для малознакомых собутыльников. Или сочинение трактата не для печати о предоставлении частичных избирательных прав ботам в качестве первого шага к эмансипации виртуальной личности.

— Ну а если без шуток?

— А это и есть без шуток. Будущее вызревает не в мейнстриме. Не в президиумах. А как раз на кухнях и в рюмочных. И в странных трактатах. На темном и тихом дне информационного потока.

— И какие идеи будете на кухнях продвигать?

— Ну ты же знаешь. По политическим убеждениям я русский. По политическим предпочтениям путинист. Отчасти еретического толка.

— Что Вы думаете об Украине, о ее перспективах, о будущих отношениях с Россией?

— Украины нет. Есть украинство. То есть, специфическое расстройство умов. Удивительным образом доведенное до крайних степеней увлечение этнографией. Такое кровавое краеведение. Сумбур вместо государства. Борщ, Бандера, бандура есть. А нации нет. Брошюра «Самостийна Украйна» есть, а Украины нет. Вопрос только в том, Украины уже нет, или пока еще нет?

Я, как ни странно, укрооптимист. То есть, считаю , что Украины нет пока. Но со временем она все-таки будет. Хохлы ребята упрямые, они сделают. Однако, какая именно это будет Украина, в каких границах она будет существовать и даже, может быть, сколько будет Украин — вопросы открытые. И в решении этих вопросов России так или иначе предстоит участвовать.

Отношения с Украиной никогда простыми не были, даже когда Украина была в составе России. Украина для имперской и советской бюрократии всегда была делом хлопотным. То атаман Полуботок подведет, то западенцы к Гитлеру переметнутся. Принуждение силой к братским отношениям — единственный метод, исторически доказавший эффективность на украинском направлении. Не думаю, что будет изобретен какой-то другой.

— Что для Вас Донбасс?

— Донбасс для меня не что, а кто. Люди прежде всего. Замечательные люди. Захарченко, Ходаковский, Бородай, Пинчук, Болотов, Безлер, Толстых... Многие другие. Извиняюсь, что не перечислю всех. И что права не имею всех назвать. И что назвал живых в одном ряду с мертвыми. Они настоящие воины. Их не нужно, конечно, идеализировать. Разных людей война притягивает. Война дело мутное, муторное. Но нужное. Они взялись за эту тяжелую работу. И справились.

На Донбассе, там ведь и на гражданке жизнь не сахар. Все его жители прошли через тяжелые испытания. И сейчас там непросто. Все они герои. Как есть города-герои, так там весь народ-герой.

— Донбасс вернется в состав Украины?

— У меня недостаточно сильное воображение, чтобы такое вообразить. Донбасс не заслуживает такого унижения. Украина не заслуживает такой чести.

— На парижском саммите Вы видели Зеленского. Какое впечатление он произвел? Что Вы можете о нем сказать?

— Не лох. Во всяком случае, в Париже все приняли его за президента...У него легкость необыкновенная в мыслях.

— Предстоящей реформой российской конституции интересовались?

— Мне неизвестны планы на эту тему. Документы не изучал. Читал то, что было в новостях. К тому же, там нет еще текста окончательного. Рано пока судить. Хотя какие-то обнадеживающие сообщения были. Вроде должны искоренить этот подрывной тезис, что международные договоры для России выше ее собственных законов. Давно пора эту норму убрать. Пока она есть, наша демократия не может считаться вполне суверенной.

Надеюсь еще, что будет покончено с мнимой независимостью местного самоуправления от госвласти. Ведь все знают, что нет ни экономических, ни социальных, ни психологических предпосылок для такой независимости. Любого губернатора спросите, он вам скажет — офф рекорд, конечно, но точно скажет — что давно пора встроить муниципалитеты в общую вертикаль госуправления. И прекратить профанацией заниматься ради видимости евроценностей.

Если будут в итоге как-то уточнены полномочия президента, а вроде бы об этом тоже говорилось, то правовая логика приведет к необходимости заново начать отсчет президентских сроков. Потому что с новыми полномочиями это будет уже как бы другой институт президентства. На него не смогут распространяться ограничения нынешнего президентства. Во всяком случае, если власти не пойдут на новый отсчет, они сильно погрешат против юридической чистоты. Это мое частное мнение, конечно. Но основанное на опыте законотворчества.

У нас уже по факту, естественным образом сложилась не просто президентская, а гиперпрезидентская форма правления. Она органична для нашей политической культуры и, мое мнение, ее надо формально-юридически закрепить.

Но повторю, пока рано выводы делать, нет текста окончательного, еще идет обсуждение. Посмотрим, что будет на выходе.

— Идея упомянуть в конституции бога вызвала много споров...

— Слышал. Но как-то не думал об этом. Не знаю. Можно, конечно... В сущности, без разницы.

На мой взгляд, вообще-то, богу ни жарко, ни холодно от того, что его запишут в конституцию. Ему от этого скорее смешно. Во всяком случае, тому богу, с которым имею дело я.

— Где собираетесь работать?

— Слушай, не торопи меня. Я двадцать лет жизнь видел только из окна моего персонального автомобиля. Дай осмотреться. Похожу, потолкаюсь по рынку, найду что-нибудь. Я ведь с моим набором санкций и политической токсичностью совсем не на расхват. Скорее, наоборот — потенциальные бизнес-партнеры при моем появлении разбегаются кто куда. Тем интереснее задача.

— У Вас есть враги? Можете их назвать?

— Надеюсь, что есть. Я ведь так старался. Называть без особых причин не положено. Вражда вещь интимная.

— Ничего сенсационного для интервью не заготовили? Какой-то инсайд, может быть?

— Ни в коем случае. Корпоративная этика: всегда говори то, что думаешь; никогда не говори то, что знаешь.

 
АКЦИЯ
News image

Итальянская мафия увеличит доходы на фоне коронавирусной пандемии, утверждают эксперты

"Доходы итальянской мафии увеличатся на фоне пандемии коронавируса в стране, поскольку боссы-мафиози используют новые возможности для бизнеса и адаптируют свои сети по распространению наркотиков", - пишет британская газета The Telegraph. (...) "С пандемией сектора рынка, которые контроли...

News image

Мосад бори коронавируса със секретна операция, внесе тайно в Израел 500 000 теста

Разузнавателната служба на Мосад помогна за доставянето на още 400 000 теста за коронавирус в Израел от неразкрито чуждестранно местоположение, съобщи източник от кабинета на министър-председателя Нетаняху,  пише timesofisrael.com.  Те са допълнение към приблизително 100 000 комплекта тестов...

News image

Тайната на Сингапур: Как там се справиха с коронавируса

Кризата с новия коронавирус обърна света с главата надолу: Колкото и да е иронично, гражданите на “авторитарни” азиатски държави като Сингапур изглежда се радват на повече свобода от западноевропейците в последните седмици. Въпреки сериозната икономическа и логистична обвързаност...

News image

«Оккупированная страна»: почему США оставили бомбы в Германии

США по-прежнему хранят свое ядерное оружие в Германии, потому что страна все еще «оккупирована», заявил член международного комитета бундестага Вальдемар Гердт. При этом сам Вашингтон считает факт размещения своего оружия на территории ФРГ актом доверия и сотрудничества. Немецкие политики у...

News image

Германия мобилизира 15 хил. войници, които да помогнат в борбата с коронавируса

Въоръжените сили на Германия се подготвят да мобилизират около 15 хил. войници през следващите дни, които да помогнат в борбата с епидемията от коронавируса, съобщава вестник Der Spiegel, цитиран от Агенция "Фокус". Бундесверът мобилизира военните, които не участват в чуждестранни опера...

News image

Загубите са 50 млн. лв. на ден. Резервът ще стигне за 140 дни. Икономистът Красен Станчев коментира мерките на кабинета

„До момента загубата е 50 милиона лева на ден, което означава, че целият фискален резерв стига за 140 дни." Това заяви днес икономистът и създател на Института за пазарна икономика Красен Станчев пред БНР. Той гостува в националното радио, за да коменти...

News image

САЩ изпревариха Китай и Италия по брой заразени с коронавирус

САЩ изпревариха Китай и Италия по брой заразени с коронавирус. Според „Ню Йорк Таймс” в САЩ най-малко 81 321 души са заразени с коронавирус, което вече е повече, отколкото в Китай, Италия или друга държава. САЩ изпревариха останалите страни по брой регистрирани случаи на ...

News image

Корнелия Нинова: Парламентарната република временно се отменя и се суспендира Конституцията - влиза в действие диктатура

Парламентарната република временно се отменя и се суспендира Конституцията на България - имаме живот на кредит, свобода под карантина, а утре влиза в действие диктатура. Това каза лидерът на БСП Корнелия Нинова по време на дебата за работата на Народното събрание по време на извънредно полож...

News image

Красимир Стойчев: Ако някой в Китай пробва номера на Владо Каролев и почне да си се разхожда, щеше да бъде разстрелян

"Трябва да разстрелят всички, които бяха против влизането на България в еврозоната". Това заяви пред бТВ известният бизнесмен Красимир Стойчев по повод на обявените от държавата икономически мерки в подкрепа на бизнеса заради кризата от коронавирус. . Според него ясно се вижда...

News image

Пентагонът замразява за два месеца всякакви движения на американски войски в цял свят

Пентагонът обяви, че замразява за два месеца всички планирани движения на американски войски по света, включително дислоцирането и репатрирането на военнослужещи от места на конфликти, заради епидемията от новия коронавирус, предаде Франс прес. Министърът на отбраната Марк Еспър нареди ...

News image

Путин призна, че Русия е застрашена от COVID-19 и отмени априлския референдум

Руският президент Владимир Путин официално призна, че Русия също е застрашена от разпространението на COVID-19 и с този аргумент отложи насрочения за 22 април референдум. В телевизионно обръщение към нацията, излъчено в сряда, Путин каза, че новата дата за допитването до народа ще бъде...

News image

Пoлшa нe пуcнa руcки caмoлeти c пoмoщ зa Итaлия

Пoлшa e oткaзaлa дa пуcнe във въздушнoтo cи прocтрaнcтвo руcки caмoлeти, лeтящи зa Итaлия c хумaнитaрнa пoмoщ зa cпрaвянe c кoрoнaвируca. Тoвa рaзкри прeдceдaтeлят нa Кoмиcиятa пo инфoрмaциoннa пoлитикa към Cъвeтa нa фeдeрaциятa Aлeкceй Пушкoв, цитирaн oт „Cвoбoднaя Прecca&rdqu...

News image

В Чёрное море вошли боевые корабли Второй военно-морской группы НАТО

Группа кораблей НАТО вошла в понедельник в акваторию Черного моря. Согласно данным, предоставленным стамбульскими информационными порталами, через черноморские проливы прошли три фрегата из состава Второй постоянной военно-морской группы НАТО (SNMG-2). По имеющейся информации, в Черное ...

News image

Проф. Коста Костов: "Сега е мъжко време, не е време за лични мъжки битки"

„Все още сме в най-долната част на кривата. Очаквам тази и следващата седмица да започнем да се катерим по билото.” Това каза пред „Хоризонт” на БНР специалистът по белодробни болести проф. Коста Костов, който от днес е начело на новосъздадения медицински експертен с...

News image

"Да следи всички сайтове". ВМРО предлага държавен контрол над интернет

Покрай извънредните мерки срещу разпространението на коронавируса в България управляващите приеха в петък поправка в Наказателния кодекс (НК), предвиждаща до 3 години затвор и до 10 000 лв. глоба за невярна информация за зараза. Преди ден обаче премиерът Бойко Борисов декларира, че пра...

News image

Извънредно положение в Унгария до края на 2020 г. Мерките включват разпускане на парламента и забрана на изборите

Извънредното положение в Унгария да се удължи до края на 2020 година, поиска в проектозакон, изпратен до парламента, правосъдният министър на страната Юдит Варга. Мерките включват още разпускане на парламента, управление чрез укази, забрана за провеждане на избори/референдуми в периода...

News image

Парламентът включи армията в борбата с коронавируса. БСП категорично беше против

Народното събрание разреши военнослужещите да могат да участват в прилагането на противоепидемичните мерки,  решиха депутатите, след като приеха текстове от Закона за действията по време на извънредно положение. Предложението беше направено между двете четения от депутата от ГЕРБ Димитъ...

News image

Красимир Каракачанов: На крачка сме от военно положение. Решението трябва да бъде взето от Министерския съвет

„Армията е готова да помогне на полицията за спазване на обществения ред. Половината европейски столици се охраняват от армията и хората нямат нищо против. Моят британски колега днес е разпоредил да се включат 10 000 военнослужещи в опазване на обществения ред. Ако трябва, ще...

News image

Пребиха с метални пръти разследващия журналист Слави Ангелов

Разследващият журналист и главен редактор на вестник "168 часа" Слави Ангелов е пребит пред дома му на бул. "Дондуков" в София. Нападателите са били двама. Удряли са го по лицето. Били са го с метални пръти. Трети човек е записвал побоя. Побоят не е бил с цел грабеж, защото нищо не му е...

News image

РПЦ не будет закрывать храмы из-за коронавируса

Богослужения в храмах Русской православной церкви будут совершаться в любом случае, вне зависимости от степени распространения коронавируса в России, заявил в субботу глава отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион. "Я вам точно с...

News image

Распространение коронавируса по миру началось после утечки из лаборатории в китайском Ухане

Украина считает, что распространение коронавируса по миру началось после утечки из лаборатории в китайском Ухане. Об этом в эфире «Українського радіо» заявил секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов. Он согласился с тем, что вирус впервые появился в У...

News image

Кметът на Аврен отрече информацията на Областния управител на Варна, че 450 души са се завърнали от Италия

Кметът на Аврен Емануил Манолов отрече информацията на Областния управител на Варна Стоян Пасев, че 450 души от малцинствата от Италия са се завърнали в село Дъбравино, научи Moreto.net. На интернет страницата на Община Аврен е публикувано цялото обръщение: "Скъпи съграждани, По ...

News image

Хотелите на Роналдо станаха болници. Какво правят правителствена и ”звездите” тук?

Световната футболна звезда Кристиано Роналдо се включи по изключителен начин в борбата с коронавируса. Нападателят, подобрил десетки рекорди в спорта, преустрои хотелите си в Португалия във временни болници, където да бъдат настанявани и лекувани заразените от опасната болест. Всички раз...

News image

Доналд Тръмп обяви извънредно положение заради коронавируса

Президентът на САЩ Доналд Тръмп обяви извънредно положение в национален мащаб заради коронавируса и въведе в действие т.нар. закон Стафърд, който позволява на администрацията да използва до 50 млрд долара, заделени за случаи на природни бедствия. Това съобщава електронното издание на в. ...

News image

Пресофисът на Радев: Решението за извънредно положение не е обсъждано с президента

Президентът не е бил предупреждаван за това по никакъв начин от страна на Министерския съвет или Народното събрание, уточняват от пресофиса на Румен Радев. Намерението на Министерски съвет да въведе извънредно положение в България заради случаите на коронавирус в страната не е обсъждано ...

РЕКЛАМА
Банер
СНАЙПЕР

Историите за Леонид Усвяцов, "вор в законе", наставник на Путин, и връзките с Измайловската ОПГ укрепват властта му

News image

Историите за легендарния треньор по джудо Леонид Усвяцов-"Леня Спортсмен", "вор в законе", сочен за наставник на Путин, не само няма да го съборят, но и укрепват властта му. Едва ли е случайно, че Самодържецът не преследва авторите на статиите и филмите за връзките му с "воры в законе" ...

Как закалялась шваль. КГБ, измайловская братва и путинизм

News image

26 марта 2000 года, 20 лет назад, президентом России был впервые избран Владимир Путин. Если поправки, внесенные в Конституцию страны, будут приняты, Путин сможет оставаться на своем посту до 2036 года. В биографии президента до сих пор остаются белые пятна и темные углы, в которые опа...

Само икономиката може да събори властта, Борисов пази резерви. Доган и Пеевски против оставка, губят милиарди?!

News image

Масови протести нямаше и преди коронавируса. Обръщението на президента с критики срещу кабинета не получи подкрепа. Само икономиката може да събори властта след коронавируса. Загубите в туризма ще са огромни, а той осигурява 10% от бюджета. Затова Бойко Борисов пази резерви за замн...

ПОЛИТИКА

Коронавирус в България: ако гневът се отпуши ...

News image

Гневът търси върху кого да се стовари. Върху китайците, върху ромите, върху ЕС. Засега гневът се преглъща, но ще се трупа, ако епидемията от коронавирус се разрасне. И тогава всяка дума на криво може да го отпуши. Коронавирус в България: ако епидемията се разрасне ... М...

На американском рынке возникли отрицательные цены на нефть

News image

На рынке Соединенных Штатов спрос на нефть опустился до такого уровня, что некоторые производители готовы платить за разгрузку хранилищ, сообщает Bloomberg. Так, по данным агентства, компания Wyoming Asphalt Sour первой поставила отрицательную цену на нефть. Mercuria Energy Group Ltd...

Александър Дугин: Либерализмът рухна окончателно, Путин отмени политиката до 2036 и бъдещето в цялост

News image

Политиката в Русия беше отменена до 2036 година, ако преди това не се случи нещо коронавирусно или аналогично непредсказуемо. Всички партиите и движенията, които се бяха пооживили, се разпускат. Сбъдва се заклинанието на Сурков за "дългата държава". Да, сега вече е ясно, в какъв смисъл щ...

КИЛЪРИ

Божков не може да се укрие от боса на турската мафия в Черна гора, ако го "поръча". Гули Бакински си свърши работата

News image

Гули Бакински, "лейтенант" на Седат Пекер, боса на турската мафия и водач на "Сивите вълци", си свърши работата - бригадата му "грузинци" с ролс-ройс мотивира силно Васил Божков да напусне страната. Никакъв арест не може да го уплаши, както заявява в интервю за bTV - нито един "олигарх"...

Босът на турската мафия и водач на "Сивите вълци" превзема хазарта и "трафика" на Божков. Гули Бакински му е "лейтенант"

News image

В пика на акцията срещу Васил Божков попитахме защо службите не работят по боса на турската мафия и водач на "Сивите вълци" Седат Пекер, който държи казина с подставени бизнесмени и пере пари от наркотрафика от Узбекистан до Косово. Пекер атакува не само хазарта на Божков, но и "трафика"....

МАФИЯ

Бойко Борисов да се готви да го обявят за "краля на кокаина" след къщата в Барселона, любовницата и прането на пари

News image

Премиерът Борисов не отговорил на въпросите на "Ел Периодико" за къщата в Барселона, за да не бъдат изтълкувани погрешно и се изненадал, че не пишат за тоновете кокаин, който заловил заедно с испанската полиция и DEA. След като приключи проверката на прокуратурата за къщата в Барселона ...

Руските служби държат наркотрафика от Узбекистан. Защо не вадят компромат за Борисов като оператор по каналите на DEA?!

News image

Почти 100 тона хероин от Узбекистан за година минават по Северния коридор през Русия за Западна Европа и още толкова през Южния през Турция. Наркотрафикът се контролира от агенти на руските специални служби, а "смотрящий" е "кралят на хероина" от Узбекистан Гафур Рахимов, сочен като сът...

РЕКЛАМА
Банер